Судебная медико-социальная экспертиза

Автор: | 30.03.2018

Судебная медико-социальная экспертиза

С. Н. Пузин, В. А. Клевно, Д. И. Лаврова, М. А. Дымочка, К. О. Мохов,
А. Ш. Ниязов

ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства Минздравсоцразвития РФ, Москва

Сведения об авторах:
Пузин С. Н., проф., акад. РАМН, руководитель ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства; Клевно В. А., проф., зав. отделом судебных медико-социальных экспертиз ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства; Лаврова Д. И., проф., зам. руководителя ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства; Дымочка М. А. — канд. мед. наук, зам. руководителя ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства; Мохов К. О. — канд. мед. наук, зав. отделом регистрации медико-экспертных документов и выдачи документов строгой отчетности ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства.

Для контактов:
Клевно Владимир Александрович, 127486, Москва, ул. И. Сусанина, 3. Федеральное бюро МСЭ Тел. 8(495)487-57-11, факс: 8(495)487-81-81.

СУДЕБНАЯ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В УЧРЕЖДЕНИЯХ МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Статья посвящена вопросам организации производства судебной медико-социальной экспертизы в учреждениях медико-социальной экспертизы в рамках гражданского судопроизводства, когда основанием для производства такой экспертизы является определение суда, а врач-специалист в области медико-социальной экспертизы выступает в качестве судебного эксперта.

Ключевые слова: судебная медико-социальная экспертиза, учреждения медико-социальной экспертизы

Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2016 N 14-КГ15-22

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 15 февраля 2016 г. N 14-КГ15-22

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С. и Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2016 года гражданское дело по иску Науменко А.Г. к федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании незаконными решений об отказе в установлении инвалидности

по кассационной жалобе руководителя — главного эксперта по медико-социальной экспертизе федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Сергеевой О.В. на решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 17 февраля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 26 мая 2015 года, которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., выслушав объяснения представителей федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Сергеевой О.В. и Золотарева В.В., представителей федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Карасевой Г.П. и Шатровой Н.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу Науменко А.Г.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Науменко А.Г. обратился в суд с иском к федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее — ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России), федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее — ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России) о признании незаконными решения бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года, решения медико-социальной экспертизы экспертного состава N 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 13 мая 2014 года, решения медико-социальной экспертизы экспертного состава N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России от 24 июня 2014 года об отказе в установлении Науменко А.Г. инвалидности, возложении на бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России обязанности установить ему III группу инвалидности в связи с военной травмой с 13 марта 2014 года, то есть с даты обращения в бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России.

В обоснование исковых требований Науменко А.Г. ссылался на то, что выводы экспертов указанных учреждений об отсутствии оснований для установления ему III группы инвалидности в связи с военной травмой являются незаконными и необоснованными, так как они сделаны без учета тяжести последствий имеющихся у него заболеваний, в I типа, квалифицированного военно-врачебной комиссией в заключении от 1 марта 2013 года N 452а как «военная травма», связанная со службой на территории Чеченской Республики в период с 2002 по 2004 год, а также межпозвонкового остеохондроза шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника, определенного как «заболевание, приобретенное в период военной службы». По мнению Науменко А.Г., у ответчиков не имелось законных оснований для отказа в установлении ему III группы инвалидности в связи с военной травмой.

Решением Ленинского районного суда г. Воронежа от 17 февраля 2015 года исковые требования Науменко А.Г. удовлетворены. Признаны незаконными решения об отказе в установлении инвалидности Науменко А.Г.: бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 13 мая 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России от 24 июня 2014 года. На бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России возложена обязанность установить Науменко А.Г. III группу инвалидности в связи с военной травмой с 13 марта 2014 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 26 мая 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе руководителя — главного эксперта по медико-социальной экспертизе ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России Сергеевой О.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных, и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы руководителя — главного эксперта по медико-социальной экспертизе ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России судьей Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 22 сентября 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 28 декабря 2015 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Науменко А.Г., года рождения, проходил военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации с 1 августа 1997 года по 15 августа 2013 года.

Приказом командира войсковой части от 15 августа 2013 года N 180 Науменко А.Г. уволен в запас на основании подпункта «б» пункта 3 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» по состоянию здоровья — в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе. Науменко А.Г. является ветераном боевых действий.

Общая продолжительность военной службы Науменко А.Г. в календарном исчислении по состоянию на 15 августа 2013 года составила 16 лет 14 дней, что подтверждается выпиской из приказа командующего войсками Западного военного округа от 18 июля 2013 года.

Согласно свидетельству о болезни от 1 марта 2013 года, выданному военно-врачебной комиссией Военно-медицинской академии, Науменко А.Г. в период прохождения службы был поставлен диагноз: . Данное заболевание признано военной травмой, полученной в период военной службы.

13 марта 2014 года Науменко А.Г. обратился в бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России с заявлением о проведении медико-социальной экспертизы для установления ему группы инвалидности.

Решением бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года N 339 Науменко А.Г. отказано в признании его инвалидом по причине незначительности расстройств функций организма, которые не приводят к ограничению ни одной из основных категорий жизнедеятельности Науменко А.Г.

Не согласившись с данным решением, Науменко А.Г. обжаловал его в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России.

Медико-социальной экспертизой экспертного состава N 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России признано законным ранее вынесенное решение бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года об отсутствии оснований для установления Науменко А.Г. инвалидности (акт от 13 мая 2014 года N 203).

Решением экспертного состава N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России от 24 июня 2014 года Науменко А.Г. также было отказано в установлении группы инвалидности.

Оспаривая указанные выше решения медико-социальных экспертиз, Науменко А.Г. просил суд назначить судебную медико-социальную экспертизу для установления ему III группы инвалидности в связи с военной травмой.

Определением Ленинского районного суда г. Воронежа от 10 сентября 2014 года по делу была назначена очная судебная медико-социальная экспертиза в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тамбовской области» Минтруда России. При этом суд отказал Науменко А.Г. в выборе в качестве экспертного учреждения ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» ввиду отсутствия у последнего документов, подтверждающих возможность проведения им медико-социальной экспертизы.

Заключением медико-социальной экспертизы ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тамбовской области» Минтруда России от 15 октября 2014 года N 13/2014 установлено, что оснований для определения группы инвалидности в связи с военной травмой Науменко А.Г. на момент освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России, в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России, экспертным составом N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России не имелось.

Определением Ленинского районного суда г. Воронежа от 1 декабря 2014 года по ходатайству представителя Науменко А.Г. по делу назначена повторная комплексная судебная медико-социальная экспертиза в ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», расположенном по адресу: .

Читайте так же:  Выходное пособие по уходу на пенсию

В обоснование проведения повторной экспертизы по делу суд первой инстанции указал на имеющиеся объективные противоречия и сомнения в правильности заключения от 15 октября 2014 года N 13/2014 судебной медико-социальной экспертизы, проведенной в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тамбовской области» Минтруда России 15 октября 2014 года.

Заключением повторной судебной экспертизы от 17 — 29 декабря 2014 года N 15/12-14, проведенной ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», установлено, что на момент освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России, в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России, экспертным составом N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России основания для определения Науменко А.Г. инвалидности в связи с военной травмой имелись.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Науменко А.Г. о признании незаконными решений об отказе в установлении инвалидности Науменко А.Г. бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 13 мая 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России от 24 июня 2014 года, а также возложении на бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России обязанности установить Науменко А.Г. III группу инвалидности в связи с военной травмой, суд первой инстанции ссылаясь на положения постановления Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», приказа Минздравсоцразвития России от 23 декабря 2009 года N 1013н «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» (действовавшего на момент спорных отношений и утратившего силу в связи с изданием приказа Минтруда России от 29 сентября 2014 года N 664н), а также принимая во внимание заключение повторной комплексной судебной медико-социальной экспертизы от 17 — 29 декабря 2014 года, проведенной в ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», о наличии оснований для установления Науменко А.Г. группы инвалидности, исходил из того, что на момент освидетельствования истца в учреждениях медико-социальной экспертизы у последнего имелись стойкие умеренно выраженные нарушения . С учетом этих обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания незаконными решений об отказе в установлении инвалидности Науменко А.Г. бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 3 апреля 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России от 13 мая 2014 года, медико-социальной экспертизы экспертного состава N 14 смешанного профиля ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России от 24 июня 2014 года и, соответственно, наличии оснований для установления истцу III группы инвалидности.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенные выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении к спорным отношениям норм материального и процессуального права.

Статьей 60 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что медико-социальная экспертиза проводится в целях определения потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Медико-социальная экспертиза проводится в соответствии с законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов.

Статьей 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ) определено, что инвалидом признается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Ограничение жизнедеятельности — полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью. В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория «ребенок-инвалид». Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Федеральный закон от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ дает понятие медико-социальной экспертизы как признание лица инвалидом и определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма (часть 1 статьи 7 Федерального закона).

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения (часть 2 статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Согласно статье 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагается, в частности, установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты (пункт 1 части 3 статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Решение учреждения медико-социальной экспертизы является обязательным для исполнения соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (часть 4 статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Споры по вопросам установления инвалидности, реализации индивидуальных программ реабилитации, абилитации инвалидов, предоставления конкретных мер социальной защиты, а также споры, касающиеся иных прав и свобод инвалидов, рассматриваются в судебном порядке (статья 32 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признания лица инвалидом (далее — Правила).

Согласно пункту 1 Правил признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро.

Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации (пункт 2 Правил).

Пунктом 3 Правил предусмотрено, что медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала.

В соответствии с пунктом 5 Правил условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию и абилитацию.

В силу пункта 6 Правил наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Пунктом 25 Правил определено, что медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро) путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

При проведении медико-социальной экспертизы гражданина ведется протокол. В проведении медико-социальной экспертизы гражданина по приглашению руководителя бюро (главного бюро, Федерального бюро) могут участвовать с правом совещательного голоса представители государственных внебюджетных фондов, Федеральной службы по труду и занятости, а также специалисты соответствующего профиля (далее — консультанты). Решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, на основе обсуждения результатов его медико-социальной экспертизы. Решение объявляется гражданину, проходившему медико-социальную экспертизу (его законному представителю), в присутствии всех специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, которые в случае необходимости дают по нему разъяснения (пункты 26, 27, 28 Правил).

Приказом Минтруда России от 11 октября 2012 года N 310н утвержден Порядок организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы. К ним относятся: Федеральное бюро медико-социальной экспертизы, главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации, находящиеся в ведении Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, главные бюро медико-социальной экспертизы, находящиеся в ведении иных федеральных органов исполнительной власти, имеющие филиалы — бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (пункт 1 Порядка).

В пункте 4 Порядка предусмотрено, что медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро). В состав бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее 3 специалистов. Состав специалистов формируется из врачей по медико-социальной экспертизе, психологов, специалистов по реабилитации. Обязательным условием формирования состава бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) является наличие не менее 1 врача по медико-социальной экспертизе.

Административным регламентом по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденным приказом Минтруда России от 29 января 2014 года N 59н, установлено, что результатом предоставления государственной услуги является: при установлении инвалидности — выдача справки, подтверждающей факт установления инвалидности, и индивидуальной программы реабилитации инвалида (ребенка-инвалида), а также направление выписки из акта освидетельствования гражданина, признанного инвалидом, в орган, осуществляющий его пенсионное обеспечение, направление индивидуальной программы реабилитации инвалида в территориальный орган Фонда социального страхования Российской Федерации либо в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный на осуществление переданных в соответствии с заключенным Министерством и высшим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации соглашением полномочий по предоставлению мер социальной защиты инвалидам по обеспечению техническими средствами реабилитации, по месту жительства инвалида (ребенка-инвалида) (пункт 11 Административного регламента).

Согласно пункту 1 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 года N 291 (далее — Положение о лицензировании медицинской деятельности), настоящее Положение определяет порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации медицинскими и иными организациями, а также индивидуальными предпринимателями, за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково».

Пунктом 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности определены лицензионные требования, предъявляемые к соискателю лицензии на осуществление медицинской деятельности, в том числе, на соответствие соискателя лицензии — юридического лица, намеренного осуществлять медико-социальную экспертизу, установленным статьей 60 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и статьей 8 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» требованиям, касающимся организационно-правовой формы юридического лица (подпункт «з» пункта 4 Положения).

Читайте так же:  Льготы на транспортный налог рязань

Медико-социальная экспертиза входит в Перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность (приложение к Положению о лицензировании медицинской деятельности), и подлежит лицензированию в соответствии с пунктом 46 части 1 статьи 12 Федерального закона от 4 мая 2011 года N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», которым определено, что лицензированию подлежит в том числе медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»).

Пункт 1 части 1 статьи 100 Федерального закона от 2 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусматривает, что право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие сертификат специалиста.

Из содержания приведенных нормативных положений, регламентирующих отношения по признанию лица инвалидом, следует, что определение наличия либо отсутствия оснований для признания лица инвалидом относится к исключительной компетенции федеральных учреждений медико-социальной экспертизы, находящихся в ведении Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации и имеющих соответствующие лицензии на проведение медико-социальной экспертизы. Полномочия врачебной комиссии медицинской организации ограничиваются перечнем работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность указанной медицинской организации, на которые данной медицинской организацией в установленном законом порядке получена соответствующая лицензия. Освидетельствование лица для установления ему инвалидности проводится только в федеральных учреждениях медико-социальной экспертизы, на которые возложены функции по установлению инвалидности. Назначение и проведение медико-социальных экспертиз должны осуществляться в медицинских организациях государственной системы медико-социальной экспертизы, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности по соответствующим работам (услугам) — по медико-социальной экспертизе, а также лицами, получившими высшее медицинское образование в Российской Федерации, имеющими сертификат специалиста в том объеме, в каком эта деятельность указана в лицензии и сертификате.

В пунктах 42 — 46 Правил признания лица инвалидом определен порядок обжалования решений бюро, главного бюро, Федерального бюро, которым предусмотрено, что гражданин (его законный представитель) может обжаловать решение бюро в главное бюро в месячный срок на основании письменного заявления, подаваемого в бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в главное бюро. Бюро, проводившее медико-социальную экспертизу гражданина, в 3-дневный срок со дня получения заявления направляет его со всеми имеющимися документами в главное бюро. Главное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. В случае обжалования гражданином решения главного бюро главный эксперт по медико-социальной экспертизе по соответствующему субъекту Российской Федерации с согласия гражданина может поручить проведение его медико-социальной экспертизы другому составу специалистов главного бюро. Решение главного бюро может быть обжаловано в месячный срок в Федеральное бюро на основании заявления, подаваемого гражданином (его законным представителем) в главное бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в Федеральное бюро. Федеральное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. Решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Суд первой инстанции в нарушение приведенных нормативных положений при назначении по делу повторной судебной медико-социальной экспертизы поручил ее проведение ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы», не приняв во внимание, что имеющаяся в материалах дела лицензия ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» (т. 2 л.д. 40 — 41) не предусматривает проведение данной организацией медико-социальной экспертизы, а дает право этому юридическому лицу на осуществление медицинской деятельности «при осуществлении амбулаторно-поликлинической медицинской помощи, в том числе при осуществлении специализированной медицинской помощи по: судебно-медицинской экспертизе и обследованию потерпевших, обвиняемых и других лиц».

Следовательно, ООО «Бюро независимой медико-криминалистической экспертизы» не имело полномочий исходя из имеющейся у него лицензии на проведение медико-социальной экспертизы. Однако его заключение от 17 — 29 декабря 2014 года судом в качестве допустимого доказательства по делу положено в обоснование вывода о наличии оснований для установления Науменко А.Г. инвалидности в связи с военной травмой.

Тем самым полученное с нарушением закона заключение повторной судебной медико-социальной экспертизы в силу требований статьи 60 ГПК РФ нельзя признать допустимым доказательством, подтверждающим наличие оснований для установления Науменко А.Г. инвалидности в связи с военной травмой, и оно не могло служить основанием для удовлетворения заявленных истцом требований.

Решением суда первой инстанции на бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России возложена обязанность установить Науменко А.Г. инвалидность III группы в связи с военной травмой. Суд первой инстанции фактически признал Науменко А.Г. инвалидом, в то время как установление инвалидности и признание лица инвалидом не относится к компетенции судебных органов. В случае несогласия гражданина с решением медико-социальной экспертизы об отказе в установлении ему инвалидности он вправе обжаловать это решение в суд. Суд, разрешая дело, при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законом, может назначить проведение судебной медико-социальной экспертизы в учреждениях, которым предоставлено в соответствии с положениями действующего законодательства право проводить такие экспертизы.

Судебная коллегия считает необходимым обратить внимание также на допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права при назначении повторной судебной медико-социальной экспертизы, что привело к неправильному рассмотрению и разрешению спора.

Частью 2 статьи 87 ГПК РФ предусмотрено, что суд вправе назначить повторную экспертизу при наличии сомнений в правильности или обоснованности заключения эксперта, противоречий в заключении нескольких экспертов, выводы которых могут повлиять на законность и обоснованность решения суда по делу. Проведение повторной экспертизы поручается другому эксперту или другим экспертам.

Повторная экспертиза назначается по тем же вопросам и является новым исследованием. При назначении повторной экспертизы в целях устранения противоречий в заключениях нескольких экспертов суду необходимо ставить перед экспертом (экспертами) вопрос об указании причины расхождения в выводах по итогам проведения первичной экспертизы. Определение суда о назначении повторной экспертизы должно быть мотивировано с подробным изложением оснований для этого.

Между тем суд первой инстанции в нарушение положений части 2 статьи 87 ГПК РФ, позволяющей суду назначить повторную экспертизу по тем же вопросам в связи с возникшими сомнениями в правильности и обоснованности ранее данного заключения, не указал в определении от 1 декабря 2014 года правовые и фактические основания для назначения повторной судебной экспертизы для выяснения вопроса об установлении Науменко А.Г. инвалидности в связи с военной травмой.

Допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права не были устранены судом апелляционной инстанции при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции.

Ввиду приведенных обстоятельств и отсутствия заключения учреждения медико-социальной экспертизы о наличии оснований для установления Науменко А.Г. инвалидности у судебных инстанций не имелось правовых оснований для удовлетворения исковых требований Науменко А.Г. о возложении на бюро медико-социальной экспертизы N 30 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России обязанности установить Науменко А.Г. III группу инвалидности в связи с военной травмой и о признании незаконными решений бюро медико-социальных экспертиз.

В связи с изложенным обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Минтруда России, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять новое решение об отказе Науменко А.Г. в удовлетворении исковых требований, не передавая дело на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

решение Ленинского районного суда г. Воронежа от 17 февраля 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 26 мая 2015 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Науменко А.Г. к федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании незаконными решений об отказе в установлении инвалидности, возложении обязанности установить группу инвалидности в связи с военной травмой.

Межрегиональный Центр независимой

г. Новосибирск, ул. Выставочная 32/1, кв.144
Адрес для почтовой корреспонденции: 630049 ул. Галущака 2, 5 подъезд, офис №37
Телефоны: (383)375 45 61, +7 923-775-45-61. E-mail: [email protected] Прием: Пн.-Пт. 09.00-18.00

Дата публикации: 24 июля 2017 .

Понятие судебной медико-социальной экспертизы законодательно не определено. Между тем, по определению судов, назначаются судебные медико-социальные экспертизы по обоснованности вынесенного решения по наличию признаков инвалидности, установлению степени утраты профессиональной трудоспособности, как федеральным учреждениям МСЭ, так и различным негосударственным организациям, имеющим соглашения со специалистами, обладающими специальными познаниями в области медико-социальной экспертизы.

Закон закрепляет понятие медико-социальной экспертизы и понятие судебной экспертизы.

Так, согласно ст. 9 Федерального Закона от 31.05.2011 г. №73-ФЗ (ред. от 25.11.2013г.) «О Государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» — судебная экспертиза – это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Согласно ст.7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (с изменениям и дополнениями от 28.07.2014 г.), медико-социальная экспертиза — это определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Опираясь на вышеуказанное, можно определить понятие судебной медико-социальной экспертизы, как процессуального действия, состоящего из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам медико-социальной экспертизы, поставленных перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Нормы, регулирующие проведение судебной медико-социальной экспертизы закреплены в гражданско-процессуальном законодательстве (глава 6 Гражданско-процессуального кодекса РФ «Доказательства и доказывания») и Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (от 31.05.2001 г. №73-ФЗ с изменениями и дополнениями).

Ст.41 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в РФ» установлено, что в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться в негосударственных судебно-экспертных учреждениях лицами, обладающими специальными познаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой статьи 41 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в РФ», распространяется действие статей 2, 4, 6-8, 16 и 17, части 2 статьи 18, статей 24 и 25 вышеуказанного ФЗ. Определением Конституционного суда РФ от 21.02.2008 г. №96-0-0 отмечено, что хоть законодатель и возложил право проведения медико-социальной экспертизы и признание лица инвалидом на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы, решения указанных учреждений могут быть обжалованы в суд, который в ходе установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, вправе использовать все предусмотренные гражданским процессуальным законодательством способы получения доказательств, в т.ч. назначение экспертизы (и не ограничил их назначение только в учреждениях ФГУ МСЭ).

Читайте так же:  Пакет документов при смене руководителя

Судебная медико-социальная экспертиза делится: судебная медико-социальная экспертиза по материалам дела и судебная медико-социальная экспертиза в отношении живых лиц (Пузин С.Н., Клевно В.А., Лаврова Д.И., Дымочка М.А. Судебная медико-социальная экспертиза: правовые и организационные основы. М.: ГЭОТАР-Медицина, 2010.- с.11).

Судебная медико-социальная экспертиза по материалам дела

При проведении судебной медико-социальной экспертизы по материалам дела исследованию подлежат имеющиеся в деле медицинские документы и другие материалы:

• медицинские карты стационарного больного;
• медицинские карты амбулаторного больного;
• истории развития ребенка;
• истории родов;
• медицинские справки о состоянии здоровья;
• результаты внесудебной медико-социальной экспертизы (акты и протоколы освидетельствования в бюро МСЭ, включая направление больного на МСЭ из лечебно-профилактического учреждения);
• заключения первичных судебно-медицинских экспертиз;
• показания лиц, участвующих в деле, свидетелей, специалистов;
• протоколы изъятия вещественных доказательств.

Источником информации для данной экспертизы могут стать материалы других экспертиз. В случаях, когда установление того или иного обстоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз либо выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, может быть назначено проведение ряда исследований, осуществляемых несколькими экспертами на основе использования разных специальных познаний.

Судебная медико-социальная экспертиза в отношении живых лиц представляет собой изучение представленных документов, проведение анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных, проведение обследования лица, в отношении которого назначена судебная медико-социальная экспертиза.

В настоящее время ситуация по назначению судами проведения судебной медико-социальной экспертизы обстоит следующим образом:

При обращении в суд с иском к учреждениям МСЭ по обжалованию решений МСЭ, гражданин ходатайствует перед судом о назначении судебной медико-социальной экспертизы в негосударственном учреждении, мотивируя свое ходатайство тем, что все Главные бюро МСЭ субъектов РФ непосредственно подчиняются Федеральному бюро МСЭ, в то время как в силу требований ч.1 ст.18 ГПК РФ эксперт не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился, или находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей. Поэтому проведение экспертизы в любом субъекте может вызвать сомнение в объективности и беспристрастности, так как он находится в структурном подчинении Федерального бюро МСЭ.

Суд, как правило, отказывает в удовлетворении ходатайства, мотивируя тем, что в негосударственном учреждении, занимающимся вопросами судебной медико-социальной экспертизы, отсутствует лицензия на проведение медико-социальной экспертизы.

Между тем, государство для защиты конституционных охраняемых прав граждан в сфере здравоохранения создает механизмы, направленные на обеспечение защиты нарушенных прав, в том числе и в судебном порядке. Предусмотренный Правилами о признании лица инвалидом (Постановление Правительства РФ от 20.02.2006 N95 (ред. от 04.09.2012) «О порядке и условиях признания лица инвалидом») порядок обжалования решений бюро медико-социальной экспертизы в системе федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы являются дополнительной гарантией для лица, не согласного с принятым решением.

Так, согласно пунктам 42-45 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 №95, гражданин (его законный представитель) может обжаловать решение бюро в Главное бюро в месячный срок на основании письменного заявления, подаваемого в бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в Главное бюро. Решение Главного бюро может быть обжаловано в месячный срок в Федеральное бюро на основании заявления, подаваемого гражданином (его законным представителем) в Главное бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в Федеральное бюро. На основании пункта 46 Правил решения бюро, Главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством РФ.

Предусмотренный в Правилах и других нормативных правовых актах, регулирующих деятельность учреждений медико-социальной экспертизы, порядок внесудебного урегулирования спора между сторонами по смыслу ст. 222 ГПК РФ не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения, поскольку гражданским процессуальным законодательством, иным Федеральным законом не установлен обязательный досудебный порядок обжалования решения бюро медико-социальной экспертизы, выбор способа защиты является правом заявителя. При этом Федеральным законом не установлено запрета на одновременное обжалование решений бюро МСЭ в вышестоящие бюро и в суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Статья 45 Конституции РФ гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. При этом каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов защиты является проведение судебной экспертизы. С помощью судебной экспертизы устанавливаются имеющие значение для дела факты, тем самым проведение экспертизы способствует защите нарушенного права.

Исходя из анализа действующего законодательства и судебной практики, как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции можно прийти к выводу о том, что судебная медико-социальная экспертиза не подлежит лицензированию.

Правоотношения, возникающие в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности, регулируются Федеральным законом от 04.05.2011 №99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее Закон). Статьей 12 Закона определен перечень видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии, в том числе медицинская деятельность (п.46 ч.1 ст.12 Закона).

Порядок лицензирования медицинской деятельности установлен Положением утвержденным Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012 г. N 291 (ред. от 15.04.2013) «О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»)» (далее Положение). Пунктом 3 указанного Положения определено, что медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению, которые выполняются при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях. При этом согласно Приложению к Положению о лицензировании медицинской деятельности, судебная медико-социальная экспертиза не включена в Перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность.

Статья 32 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ « Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» определяет следующие виды медицинской помощи:

-первичная медико-санитарная помощь;
— специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь;
-скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь;
— паллиативная медицинская помощь.

Лицензированию в настоящее время подлежат Федеральные учреждения Медико-социальной экспертизы при производстве медико-социальной экспертизы в целях определения потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма (ст. 60 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. №323-Ф3 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Результатом проведения медико-социальной экспертизы, согласно п.11 Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденного Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 29.01.2014 г. №59н является:

— при установлении инвалидности — выдача справки, подтверждающей факт установления инвалидности, и индивидуальной программы реабилитации инвалида (ребенка-инвалида);

— при определении степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания — выдача справки о результатах установления степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах, программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания и т.д.

Результатом судебной медико-социальной экспертизы является заключение эксперта. Согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», заключением эксперта является письменный документ, в котором отражены ход проведенного экспертом исследования и полученные результаты.

Соответственно, медико-социальная экспертиза и судебная медико-социальная экспертиза не идентичные понятия, а разные виды экспертиз. Однако, при назначении судебной медико-социальной экспертизы суды требуют у организации проводящей судебную экспертизу лицензию на проведение медико-социальной экспертизы, что противоречит нормам действующего гражданско-процессуального законодательства, закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Положению о лицензировании медицинской деятельности.

Не обоснованы требования судов при производстве судебных медико-социальных экспертиз у организаций проводящих, данные виды экспертиз, лицензии на осуществление судебно-медицинской деятельности.

Кроме того, из анализа действующего № 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в РФ», Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденных Приказом Минюста РФ от 20.12.2002 г. №346, Приказа Минздравсоцразвития России от 07.07.2009 N 415н (ред. от 26.12.2011) «Об утверждении Квалификационных требований к специалистам с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения» эксперты в области судебной медико-социальной экспертизы должны обладать высшим профессиональным образованием по одной из специальностей: «Лечебное дело», «Педиатрия», а также послевузовским профессиональным образованием или дополнительным образованием – ординатура по специальности «Медико-социальная экспертиза» или профессиональная подготовка по специальности «Медико-социальная экспертиза» при наличии послевузовского профессионального образования по одной из специальностей: «Детская хирургия», «Неврология», «Онкология», «Оториноларингология», «Офтальмология», «Педиатрия», «Психиатрия», «Терапия», «Травматология и ортопедия», «Фтизиатрия», «Хирургия», «Эндокринология».

При проведении судебно-медицинской экспертизы врач-судебно-медицинский эксперт должен обладать высшим профессиональным образованием, образованием по одной из специальностей: «Лечебное дело», «Педиатрия», «Медицинская биохимия», интернатурой или (и) ординатурой по специальности «Судебно-медицинская экспертиза», или профессиональная переподготовка по специальности «Судебно-медицинская экспертиза» при наличии одной из специальностей: «Детская онкология», «Детская урология-андрология», «Детская хирургия», «Колопроктология», «Нейрохирургия», «Онкология», «Патологическая анатомия», «Пластическая хирургия», «Сердечно -сосудистая хирургия», «Торакальная хирургия», «Урология», «Хирургия», «Челюстно-лицевая хирургия», соответственно участвовать при проведении судебных медико-социальных экспертиз не может, так как не обладает специальными познаниями в области медико-социальной экспертизы.

Таким образом, судебная медико-социальная экспертиза является самостоятельным видом судебных экспертиз, отличной от судебно-медицинской экспертизы и медико-социальной экспертизы. Судебная медико-социальная экспертиза, согласно действующему законодательству, не подлежит лицензированию и проводится экспертными организациями (государственными или негосударственными) или судебными экспертами в области медико-социальной экспертизы, имеющими сертификат по специальности «Медико-социальная экспертиза», по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области медико-социальной экспертизы и которые поставлены перед экспертом судом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Неправомерный отказ назначения судами проведения судебной медико-социальной экспертизы в негосударственных учреждениях, занимающихся судебной медико-социальной экспертизой, влечет нарушение конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), а также согласно ст. 12 ГПК РФ, обязании суда по каждому делу обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательств.