Исковое заявление о признании договора цессии недействительным

Автор: | 28.02.2018

Исковое заявление о признании договора цессии недействительным

Рекомендуемые по теме публикации:

В Куйбышевский районный суд г. Омска

Истец: ЗАО «Производственный комплекс общественного
питания «Деловые встречи»
644010, г. Омск, ул. Масленникова, 9

Ответчик: Товарищество собственников жилья «Медик»
644010, г. Омск, ул. Масленникова, д. 9

Заинтересованные лица: 1.Младенцева Галина Ивановна
644010, г. Омск, ул. Масленникова, 9, кв. …

3. Судебный пристав-исполнитель МРО по ОИП
Попова Анна Петровна,
644005, г. Омск, ул. Лагоды, 1д,

ответчика по делу (ТСЖ «Медик»)

возражения на исковое заявление
о признании сделки недействительной

Истец (далее, также «ЗАО») обратился в суд с требованиями о признании договора уступки права требования (цессии) от 17.11.2014г., заключенного между ТСЖ «Медик» и Младенцевой Г. И. недействительным.

Указанное требование не подлежит удовлетворению судом по следующим основаниям.

1. Одним из оснований для вывода о недействительности цессии, по мнению ЗАО, является тот факт, что передаваемое (уступаемое) право неразрывно связано с личностью кредитора, поскольку препятствия в пользовании общим имуществом чинятся именно Младенцевой Г. И., а не товариществу (цессионарию по сделке).

Указанный довод основан на непонимании (или неправильном понимании) норм действующего законодательства.

Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (статья 388 ГК РФ).

В соответствии со статьей 49 закона «Об исполнительном производстве», сторонами исполнительного производства являются взыскатель и должник. «Кредитор» становится «взыскателем» (как в данном случае) при наличии вступившего в силу решения суда о взыскании, признании, понуждении и т.д. и возбужденного на основании выданного судом исполнительного листа, исполнительного производства.

По смыслу статьи 388 ГК РФ, на которую ссылается истец, имеет значение личность кредитора по обязательству… Личность взыскателя никакого правового значения для целей исполнения судебного постановления, будь то о взыскании, понуждении и проч. не имеет, поскольку с возбуждением исполнительного производства обязательства из частноправовых отношений перешли в публично-правовую сферу, в которой участвует уже судебный пристав-исполнитель как представитель власти, гарантирующей исполнение судебных актов на территории Российской Федерации. Именно судебный пристав-исполнитель наделен полномочиями требовать с должника исполнения судебного акта.

Роль же взыскателя сводится, к своего рода, контролю над своевременным исполнением обязанностей судебного пристава-исполнителя: взыскатель, в частности вправе обжаловать действия (бездействие) пристава-исполнителя, заявлять ходатайства.

Ранее, в заявлении о правопреемстве, поданном в Куйбышевский районный суд г. Омска, указывалось, что «обязанность ЗАО ПКОП «Деловые встречи» устранить препятствия в пользовании имуществом, принадлежащим ЖСК «Медик» путем сноса пристройки. и привести земельный участок и торцевую часть стены дома № 9 в состояние, существовавшее до начала строительства в целях исполнения судебного постановления существует независимо от наличия или отсутствия договора уступки права (требования). В этой связи, личность кредитора не имеет для ответчика существенного значения».

Полагаем возможным, в качестве иллюстрации вышесказанного, привести пример из судебной практики разрешения аналогичного спора:

«… между П.В.Д. и ООО «Гладиус» заключен договор цессии, по условиям которого ООО «Гладиус» приняло в полном объеме имущественное право требования к ООО «КПК «Арктика» о возврате правообладателю П.В.Д. движимого имущества, согласно перечню…

…Разрешая возникший спор, правильно суд исходил из того, что договор уступки права (требования) заключен в рамках исполнения вступившего в законную силу решения суда.

Обязанность ООО «КПК «Арктика» возвратить движимое имущество в целях исполнения судебного решения существует независимо от наличия или отсутствия договора уступки права (требования). В этой связи, личность кредитора не имеет для ответчика существенного значения.

Право П.В.Д. на движимое имущество, а также право его истребования установлено указанным решения суда. При таком положении, П.В.Д., как взыскатель, вправе был произвести уступку права (требования) к ООО «Гладиус» в отношении движимого имущества…» (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 23.10.2013 по делу N 33-3607)

По другому делу (о взыскании), судебная коллегия омского областного суда, обращая внимание также на то обстоятельство, что денежные средства взысканы на основании решения суда, указала следующее:

«…Доводы частной жалобы о том, что суд необоснованно не принял во внимание положения пункта 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации и произвел замену кредитора на основании договора уступки требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, и без согласия последнего, отклоняется. Суд правомерно не усмотрел, что для погашения суммы задолженности по судебным издержкам по конкретному делу личность кредитора имеет существенное значение для должника. Замена кредитора в данном случае не влечет нарушения прав должника и не снимает с него обязанности по уплате денежных средств, взысканных по решению суда..» (Апелляционное определение Омского областного суда от 06.11.2013 по делу N 33-7511/2013)

2. Доводы истца о том, что «препятствия в пользовании возникают непосредственно у заинтересованного лица» и о том, что заключенный договор цессии противоречит целям деятельности ТСЖ «Медик» также не состоятельны по следующим основаниям.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 22.02.2011г. по делу № 2-6498/2010 (№ 33-793/2011), постановившем снести спорную пристройку, установлено, в частности, следующее:

  • часть земельного участка, занятого возведенной пристройкой является общей собственностью всех собственников помещений дома. Застройка данной части земельного участка нарушает права собственников, поскольку в результате уменьшилось общее имущество (ст. 36 ЖК РФ);
  • часть кровли спорной пристройки, в нарушение требований пожарной безопасности, выполнена из материалов горючей группы, что нарушает права граждан, проживающих в доме № 9 по ул. Масленникова в г. Омске на безопасные условия проживания.

Учитывая изложенное, довод истца о том, что «препятствия» возникают только у Младенцевой Г. И. и требования о сносе связаны лишь с ее личностью, лишены здравого смысла и, полагаем, не нуждаются в особых комментариях.

Более того, согласно п.п. 8.1.1., 8.1.2. Устава ТСЖ «Медик», товарищество обязано:

  • принимать меры, необходимые для предотвращения или прекращения действий третьих лиц, затрудняющих реализацию прав собственников по владению, пользованию и в установленных законодательством пределах распоряжению общим имуществом или препятствующих этому;
  • обеспечивать соблюдение прав и законных интересов собственников помещений в многоквартирном доме при установлении условий и порядка владения, пользования и распоряжения общей собственностью.

Указанные обязанности закреплены также в п.п. 7, 8 статьи 138 Жилищного кодекса РФ.

А в п. 3.1. Устава закреплены цели создания ТСЖ, в частности:

  • представление законных интересов собственников помещений в многоквартирном доме в судебных, государственных и муниципальных органах;
  • улучшение условий проживания собственников помещений;
  • сохранение и приращение общего имущества.

В п. 7.1. Устава указано, что товарищество имеет право заключать сделки и совершать иные отвечающие целям и задачам Товарищества действия.

В соответствии со статьей 147 ЖК РФ, руководство деятельностью товарищества собственников жилья осуществляется правлением товарищества. Правление товарищества собственников жилья вправе принимать решения по всем вопросам деятельности товарищества, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме и компетенции общего собрания членов товарищества собственников жилья.

Заключение безвозмездного договора цессии, в котором цессионарием выступает ТСЖ к исключительной компетенции общего собрания членов ТСЖ не отнесено (ст. 145 ЖК РФ), и уже тем более не отнесен данный вопрос к исключительной компетенции общего собрания собственников помещений дома.

Из изложенного следует, что заключение договора цессии, стороной которого является ТСЖ «Медик», полностью соответствует как целям и задачам товарищества, так и не выходит за рамки компетенции и полномочий ТСЖ.

3. В этой связи доводы ЗАО о том, что Степанова Н. П. не имела полномочий на заключение договора цессии являются несостоятельными, поскольку такими полномочиями она была наделена правлением ТСЖ.

Довод о том, что Степанова Н. П. не имеет в собственности помещений, расположенных в доме № 9 по ул. Масленникова, а потому спорный договор цессии заключен не в интересах ТСЖ «Медик», не сопровождается хоть какой-то мотивировкой или ссылкой на соответствующую норму права.

Истец не учитывает, что спорный договор цессии подписан Степановой Н. П. как лицом, уполномоченным на то правлением ТСЖ, а не в качестве члена правления ТСЖ или его председателя. Жилищный кодекс РФ не содержит запрета на передачу права совершить определенное действие лицу, не являющемуся собственником помещения в жилом доме.

4. Также являются несостоятельными и доводы относительно доверенности, выданной Степановой Н. П. В частности, доводы истца в этой части сводятся к тому, что для констатации наличия полномочия на заключение безвозмездного договора цессии с Младенцевой Г. И., у Степановой Н. П. должна была быть доверенность, в которой было бы прямо указано: «наделить полномочиями на заключение безвозмездного договора цессии с Младенцевой Г. И.».

Но истцом не учитывается, во-первых, то обстоятельство, что в доверенности указано «заключение иных договоров», а во-вторых, правление ТСЖ наделило полномочиями Степанову Н. П. на заключение спорного договора, о чем указано выше.

Указанные обстоятельства не вызывают сомнений в наличии действительной воли ТСЖ в лице его исполнительного органа – Правления на заключение договора уступки права (цессии) с Младенцевой Г. И., а также наделении полномочиями определенного лица на подписание данного договора.

Доводы ЗАО о том, что Степанова Н. П. заключила спорный договор в интересах себя лично не сопровождается какими-либо ссылками на обстоятельства, подтверждающие данный факт. Более того, остается непонятным, какие цели, по мнению истца, преследовала бы в таком случае Степанова Н. П., учитывая тот факт, что предметом уступки права является требование об устранении нарушений прав всех собственников жилого дома № 9 по ул. Масленникова в г. Омске.

5. Ссылка истца на возмездность заключенного договора цессии не основана на буквальном понимании текста договора, в котором указано обратное.

На основании изложенного, прошу:

В удовлетворении требований о признании договора уступки права требования (цессии) от 17.11.2014г., заключенного между ТСЖ «Медик» и Младенцевой Г. И. недействительным отказать.

Подпись ________________________/Степанова Н. П. – представитель ТСЖ «Медик» по доверенности

1. копия решения правления ТСЖ «Медик» от ……
2. копия доверенности представителя ответчика

Читайте так же:  Заявление на освобождение от уплаты налога на имущество пенсионеров

Все документы в суд (процессуальные документы):

Образец искового заявления о признании недействительным договора об уступке права требования

Образец искового заявления о признании недействительным договора об уступке права требования

В данном случае вопрос поставлен о признании недействительным договора цессии,по которому долг заемщика-физического лица, передан банком физическому же лицу без согласия заемщика.
Ситуация в последнее время очень распространенная и следует иметь в виду, что судебная практика по данному вопросу среди судов субъектов Федерации разная, прямопротивоположная.

Истец: Петренко Иван Иванович
адрес, телефон

Ответчики: ОАО «Банк»
(адрес, руководитель, телефон)

Иванов Владимир Петрович
адрес, телефон

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
(о признании недействительным договора об уступке права требования)

«__»______ 201_ года между мной и ОАО Банк был заключен кредитный договор № ______, в соответствии с которым ОАО «Банк» (в договоре — кредитор) обязался предоставить мне кредит на приобретение строящегося жилья в сумме _____ (_________) рублей, а я обязался возвратить данную сумму кредитору, уплатив проценты за пользование ей, в соответствии с согласованным при заключении договора графиком платежей. Кредит был в установленный срок в обусловленной договором сумме банком предоставлен.

В конце ___201_ года мне стало известно о том, что между ответчиками «__»______ 201_ года был заключен договор уступки права требования (цессии) № _______, в соответствии с которым требования кредитора по названному выше кредитному договору от «__»______ 201_ года № ______ банк передал ответчику Иванову В.П. Ответчик Иванов В.П. выступил в данном договоре как физическое лицо и от своего имени.

Считаю, данный договор об уступке права требования является недействительной сделкой по основанию п. 1 ст. 168 ГК РФ ввиду следующего.

Пункт 1 ст. 168 ГК РФ устанавливает правило о недействительности сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта.

В соответствии с ч. 1 статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Из системного толкования п. 1 ст. 382, а также ст. ст. 388 и ст. 819 ГК РФ и ст. 13 Федерального закона № 995-1 от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности», следует, что для кредитного правоотношения характерен особый субъектный состав, установлена специальная правосубъектность кредитора, поэтому право требования из кредитного договора может быть передано лишь субъектам, имеющим лицензию на осуществление банковской деятельности. Кроме того, вступление гражданина в заемные отношения с организацией, имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, означает, что личность кредитора имеет для должника существенное значение. Помимо этого, при уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы кредитная организация передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства. Следовательно, уступка банком своих прав требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, в соответствии с п. 2 ст. 388 ГК РФ допускается только с согласия должника.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Многочисленная судебная практика по делам об оспаривании договоров цессии, заключенных между субъектами банковской деятельности и лицами, не имеющих лицензий на осуществление банковской деятельности, идет по пути признания недействительными таких договоров при условии, если кредитный договор, права и обязанности кредитора по которому являются предметом переуступки, не содержит условия о возможности переуступки прав и обязанностей кредитора лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности (например: Определение Конституционного Суда от 20 марта 2014 г. N 608-О, постановление президиума Новосибирского областного суда от 8 ноября 2013 года, апелляционное определение Новосибирского областного суда от 16 января 2014 года, апелляционное определение Томского областного суда от 09.08.2013 по делу N 33-2364/2013, апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 25.07.2013 по делу N 33-8349/2013, апелляционное определение Нижегородского областного суда от 30.04.2013 по делу N 33-2842/2013, определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.03.2013 N 33-3945/2013, апелляционное определение Новгородского областного суда от 20.11.2013 по делу N 2-3111-33-1928/13, апелляционное определение Волгоградского областного суда от 13.11.2013 по делу N 33-12331/2013, апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 01.11.2013 по делу N 33-7325, определение Свердловского областного суда от 16.08.2013 по делу N 33-9795/2013, апелляционное определение Томского областного суда от 06.08.2013 по делу N 33-2302/2013, апелляционное определение Архангельского областного суда от 31.07.2013 по делу N 33-4431/2013, апелляционное определение Волгоградского областного суда от 24.07.2013 по делу N 33-8108/2013, определение Свердловского областного суда от 16.07.2013 по делу N 33-8117/2013 и мн. др.).

Кредитный договор № ______ от «__»______ 201_ года, заключенный между истцом и ответчиком ОАО «Банк», содержит условие о возможности переуступки прав кредитора третьему лицу (п. 5.3.5), однако не указывает на возможность отсутствия у такого третьего лица статуса субъекта банковской деятельности, что свидетельствует о возможности признания оспариваемого договора цессии недействительным. Для истца личность кредитора имеет принципиальное значение: он никогда не согласился взять кредит у физического лица или юридического лица без лицензии на осуществление банковской деятельности, поскольку наличие такой лицензии предполагает подчинение кредитора требованиям законодательства о банковской деятельности и законодательства о защите прав потребителей и является дополнительной гарантией его прав, как должника. Подписывая кредитный договор с условием о возможности переуступки права требования кредитора по нему третьему лицу (п. 5.3.5.), истец имел в виду возможность переуступки кредитором прав требования субъекту банковской деятельности, а не кому угодно независимо от его статуса и наличия лицензии на банковскую деятельность.

Ответчик же Иванов В.П., вступив в права кредитора по кредитному договору № ______ от «__»______ 201_ года, «оправдал» самые худшие ожидания истца: ведет себя крайне некорректно: многократно по телефону в грубой форме предлагал истцу и его гражданской жене незамедлительно вернуть долг в полном объеме, допуская при этом оскорбительные выражения с использованием нецензурной брани и высказывал неопределенные угрозы в случае невозврата долга, в результате чего вся семья истца находится на грани нервного срыва.

В случае с прежним кредитором – ОАО «Банк» – такая ситуация была бы априори исключена и истец вправе был рассчитывать на исключительно цивилизованное разрешение конфликта в судебном порядке. Не в последнюю очередь, принимая во внимание добропорядочную репутацию ОАО «Банк», как кредитора, при разрешении вопросов о возврате кредитов, по которым имеется задолженность, выбор истцом банка при получении кредита был сделан в пользу ОАО «Банк», а не какого-либо другого банка, и уж тем более, не в пользу физических лиц, ссужающих деньги под проценты.

Данное исковое заявление предъявлено по подсудности в _________ районный суд г. Новосибирска по месту нахождения одного из ответчиков – ОАО «Банк» (новосибирского филиала): г. Новосибирск, ул. __________; выписка из ЕГРЮЛ в подтверждение юридического адреса филиала прилагается к исковому заявлению).

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 3 ГПК РФ,

признать недействительным договор уступки права требования (цессии) № _______ от «__»______ 201_ года, заключенный между ОАО «Банк» и Ивановым Владимиром Петровичем, в соответствии с которым права ОАО «Банк» по кредитному договору от «__»______ 201_ года № ______, заключенному между ОАО «Банк» (кредитор) и Петренко Иваном Ивановичем (заемщик) в полном объеме переданы Иванову Владимиру Петровичу.

П Р И Л О Ж Е Н И Е:

1. Копии искового заявления
2. Квитанция об оплате госпошлины
3. Кредитный договор от «__»______ 201_ года № ______
4. Договор уступки права требования (цессии) № _______ от «__»______ 201_ года
5. Выписка из ЕГРЮЛ в отношении ответчика ОАО «Банк»

Признание договора цессии недействительным — условия

Люди, не имеющие юридического образования, нередко испытывают трудности с трактовкой специализированных терминов.

Например, слыша слово «цессия», они могут не понимать, что оно означает.

Говоря простым языком, договор цессии – это сделка, которая подразумевает передачу материального обязательства другому лицу без согласия должника.

Отличительные особенности

Согласно российскому законодательству, договор цессии можно применять не всегда.

Передаче обязательств не подлежат любые личные обязательства вроде выплаты алиментов, компенсации за нанесение физического или морального вреда человеку и прочего.

Необходимость в таком договоре возникает в тех случаях, когда кредитор не может взыскать с заемщика необходимую сумму самостоятельно. Что касается частных лиц, то с помощью цессии они могут делить между собой обязательства. Например, муж и жена при разводе или фирма при реорганизации.

Требование можно продать или передать безвозмездно, а после передать субъекту, который несет обязательство перед ответчиком, письменное уведомление, которое поставит его в известность об изменениях.

Возможно, Вас заинтересует статья о расторжении договора цессии.

Статью о заключении трехстороннего договора цессии читайте здесь.

Целесообразность оспаривания договора цессии

Как показывает судебная практика, иногда кредиторы пренебрегают правилами и не уведомляют должника об изменении договора, а он продолжает возвращать деньги банку. Но на этот счет в законе предусмотрено четкое предписание.

В том случае, если заемщика не уведомили в письменном виде, ответственность за неблагоприятные последствия, с которыми могут столкнуться обе стороны, несет новый кредитор.

Если человек попал в такую ситуацию: внес деньги на старый счет в банке, то этот платеж ему засчитается автоматически. То есть, за это должник никакой ответственности не несет.

При этом должник может подать исковое по цессии заявление, если он с ним не согласен.

По понятным причинам, это не избавит от необходимости возврата долга, но положительные стороны в этом есть:

  • не придется сталкиваться с коллекторами;
  • банк обратится в суд по вашему делу и официально зафиксирует сумму долга, которую вам необходимо выплатить;
  • исполнительные листы будут возвращены в службу судебных приставов;
  • взыскание долга будет происходить в рамках закона.

Возможно, Вам будет также интересна статья об особенностях безвозмездных договоров цессии.

Статью об уступке прав требования согласно статьи 214 ГК РФ читайте здесь

Читайте так же:  Как получить материнский капитал наличными в 2018 году на строительство

В каких случаях договор могут признать недействительным

Суд может признать договор недействительным, если ваш конкретный случай попадает в разряд личных обязательств.

Но это, скорее, исключение из правил, поскольку обычно заемщики подают в суд на банк, который без предупреждения продает права на кредит коллекторам.

Наиболее распространенные основания для признания договора недействительным:

  • в договоре не был предусмотрен пункт, дающий возможность передачи долга третьему лицу;
  • если право взыскания займа передано лицу, у которого нет устава кредитной организации.

Деятельность любого банка регламентирована наличием лицензии. То есть, не каждая организация может заниматься выдачей кредитов, проводить расчетные и безрасчетные операции и т. д.

Все сведения о счетах, вкладах и другой личной информации клиентов не подлежит разглашению, поскольку за это предусмотрена уголовная ответственность. Если ваш долг в банке выкупила коллекторская фирма, такой лицензии у нее нет и быть не может.

Значит, вы не давали согласие на то, чтобы ваш долг был передан третьим лицам, которые не имеют лицензии на проведение банковских операций. Поэтому можете смело подавать иск о признании недействительным такого договора.

В то же время, поскольку коллекторы не имеют такой лицензии, они не несут ответственности за разглашение вашей личной информации. А это нарушает ваши права, как заемщика, на кредитную тайну.

Максимум, что может сделать банк по закону – это передать права по кредиту другому банку.

Если вы столкнулись с такой проблемой, не стоит сидеть, сложа руки. Как оспорить договор?

Все очень просто – нужно подать иск в арбитражный суд. Вы должны требовать признания договора цессии ничтожным.

К сожалению, такие ситуации – довольно распространенная практика, поскольку деятельность государства не направлена непосредственно на защиту граждан в этих вопросах, чем активно пользуются недобросовестные кредиторы.

Обычно суд приходит к правильному выводу и признает, что права на взыскание долга третьему лицу было передано незаконно.

Но если ваш иск был удовлетворен, не стоит затягивать с выплатой долга банку. Иначе этот факт может стать вновь открывшимся обстоятельством, которое станет причиной пересмотра дела.

Смотрите видео, в котором специалист подробно разъясняет особенности договоров цессии и их отличия от агентских договоров:

Исковое заявление о признании незаключенным договора уступки права требования (цессии)

[Число, месяц, год] между [наименование организации-цедента] и [наименование организации-цессионария] заключен договор уступки права требования (цессии) N [значение], в соответствии с условиями которого, ответчик (цедент) уступает, а истец (цессионарий) принимает частично права требования задолженности по договорам подряда в размере, указанном в приложении N [значение]. Общая сумма требований составляет [цифрами и прописью] рублей.
Истец считает данный договор незаключенным, поскольку в нем отсутствует ссылка на конкретное обязательство, из которого возникло уступаемое право — пункт [значение] договора не содержит наименования и предмета обязательства, из которого возникло уступаемое право.
Имеющиеся указания на договоры подряда не дают сторонам возможности определить, какое именно обязательство по договорам подряда на момент заключения договора цессии не выполнено, поскольку данные договоры подряда являются многопредметными, длящимися, поэтапными.
В соответствии со статьей 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
По смыслу ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
В силу ст. 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе.
По своей правовой природе уступка права требования является способом перемены лиц в обязательстве.
Таким образом, предмет договора уступки права требования считается определенным, когда из содержания договора можно установить конкретное обязательство, из которого возникло указанное требование.
Вместе с тем из содержания указанного договора не представляется возможным установить конкретные обязательства, по которым передается право требования и из которых устанавливается та часть требований, которая подлежит передаче истцу.
Названный договор не позволяет определить, какая часть требований должников передается истцу в процентном соотношении от общей суммы долга, имеющейся у должников перед ответчиком.
Договор цессии от [число, месяц, год] N [значение] имеет ссылку на основание возникновения права требования ответчика.
В приложении N [значение] к договору указаны [значение] должников, [значение] договоров подряда, а также общая сумма задолженности по каждому должнику.
Вместе с тем, согласно справкам по суммам задолженности перед ответчиком на [число, месяц, год], истцу уступалась лишь часть прав, основанных на договорах подряда.
В названном договоре цессии не определена конкретная сумма передаваемых истцу обязательств относительно каждого договора подряда, в связи с чем невозможно установить, какая сумма требования по каждому из договоров передана истцу.
Кроме того, указание в предмете уступки на передачу права требования задолженности по договору подряда позволяет сделать вывод о том, что данные договоры носят длящийся характер, в связи с чем конкретизации подлежит также период образования задолженности или конкретные счета-фактуры, по которым передан долг или его часть (и какая).
Отсутствие в соглашении об уступке части права (требования), возникшего из длящегося обязательства, указания на основание возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора (пункт 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»).
Таким образом, истец полагает, что сторонами при заключении договора цессии от [число, месяц, год] N [значение] не согласовано надлежащим образом уступаемое право (его часть), в связи с чем данный договор в силу действующего гражданского законодательства является незаключенным.
На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 125, 126 АПК РФ, ст. ст. 382, 432 ГК РФ, прошу:
1) Признать договор уступки права требования (цессии) от [число, месяц, год] N [значение] между [наименование организации-истца] и [наименование организации-ответчика] незаключенным.
2) Взыскать с [наименование организации-ответчика] расходы по оплате государственной пошлины.

Приложение:
1) копия документа, подтверждающего факт направления стороне по делу копии заявления;
2) квитанция об уплате государственной пошлины;
3) копия договора уступки права требования (цессии) от [число, месяц, год] N [значение];
4) документ, подтверждающий полномочия лица, подписавшего заявление;
5) [документы, подтверждающие обстоятельства, изложенные в исковом заявлении].

[наименование должности лица, подписавшего заявление, подпись, инициалы, фамилия]
[число, месяц, год]

Встречный иск о признании недействительным договора уступки права требования

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

г. Москва Дело № А40-22015/2012

04 августа 2014 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи: Мухина С.М., судей: Попова В.И., Поташовой Ж.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Егуновым О.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Страховое общество «Регион Союз»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 22.05.2014

по делу №А40-22015/2012, принятое судьей Матюшенковой Ю.Л. (117-207)

по иску Общества с ограниченной ответственностью «Страховое общество «Регион Союз»

к ответчикам: 1. ОАО «ВСПК», 2. ЗАО «АльфаСтрахование», 3. ООО «СМП Страхование», 4. ОАСПО «Москва Ре», 5. ООО «СК «Реал»

3-и лица: 1. ООО «Страховой (перестраховочный) брокер НБЦ», 2. ООО «СК «Инногарант»

о взыскании задолженности,

от истца: Ларин А.Ю. по доверенности №14/17/71-2 от 16.052014;

Меншутин С.А. по доверенности №14/17/71-1 от 16.05.2014;

от ответчиков: 1) – 2), 4) – 5) не явились, извещены;

3) Солоненко А.О. по доверенности №36 от 18.12.2013;

Акимова Ю.В. по доверенности №8 от 30.12.2013;

от третьих лиц: 1) не явился, извещен;

2) Белозеров А.Г. по доверенности от 08.05.2014;

У С Т А Н О В И Л:

ООО «СО «Регион Союз» (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с ОАО «ВСПК» 4 050 828 руб. основного долга, 46 809 руб. 57 коп. процентов; с ЗАО «Авикос» 475 932 руб. основного долга, 16 604 руб. 74 коп. процентов; с ООО «СМП «Страхование» 555 900 руб. основного долга, 21 865 руб. 40 коп. процентов; с ОАО «Москва Ре» 1 514 904 руб. основного долга, 54 199 руб. 90 коп. процентов; с ООО «СК «Реал» 741 132 руб. основного долга, 8 070 руб. 10 коп. процентов.

ООО «СМП-Страхование» также обратилось в суд со встречным иском к ООО СО «Регион Союз» и ООО «СК «Инногарант» о признании недействительным договора уступки права требования от 14 марта 2012 года.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.11.2012, оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного суда от 27.02.2014, в удовлетворении первоначального иска отказано, встречные исковые требования удовлетворены, а также суд признал недействительным договор уступки права требования от 14.03.2012.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.07.2013 судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.05.2014 в удовлетворении первоначального иска и встречных исков, принятых с учетом уточнения размера исковых требований, принятых судом в порядке ст. 49 АПК РФ, отказано.

Не согласившись с решением суда, ООО «СО «Регион Союз» обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований отменить по доводам, изложенным в апелляционной жалобе.

Заявитель полагает, что судом не полностью выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Представители ответчика — ООО «СМП Страхование» и третьего лица — ООО «СК «Инногарант» в судебном заседании возражали против апелляционной жалобы, просили решение оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Апелляционная жалоба рассмотрена без участия представителей ответчиков — ОАО «ВСПК», ЗАО «АльфаСтрахование», ОАСПО «Москва Ре», ООО «СК «Реал» и третьего лица — ООО «Страховой (перестраховочный) брокер НБЦ», извещенных о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в связи с чем дело рассмотрено в порядке ст. 156 АПК РФ.

Согласно части 5 статьи 268 АПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Читайте так же:  Алименты в браке на 2 ребенка

Поскольку лица, участвующие в деле и не явившиеся в судебное заседание, письменных возражений по поводу проверки судебного акта только в обжалуемой части не заявили, судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения только в части взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя.

Законность и обоснованность принятого решения суда первой инстанции проверены на основании статей 266 и 268 АПК РФ.

Девятый арбитражный апелляционный суд, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив все доводы апелляционной жалобы, повторно рассмотрев материалы дела, приходит к выводу о том, что отсутствуют правовые основания для отмены или изменения решения Арбитражного суда г. Москвы, принятого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации и обстоятельствами дела.

Как следует из материалов дела и достоверно установлено судом первой инстанции, между истцом и ОАО «РАО ЭС Востока» был заключен договор страхования от несчастных случаев и болезней №10-09-77А16-002 от 15.10.2009, в соответствии с которым были застрахованы работники страхователя, в том числе по рискам смерти. Комарова М.М. была включена в список застрахованных лиц. Страховая сумма в отношении нее была установлена в 20 400 000 руб.

Материалами дела подтверждается факт смерти Комаровой М.М. 27.06.2010 в результате несчастного случая.

Истец признал данное событие страховым случаем и составил страховой акт №НС-11-053 от 07.10.2011, в соответствии с которым размер страхового возмещения определен в 20 400 000 руб. Выгодоприобретателем является дочь погибшей Комарова Е.Д.

Между истцом и Комаровым Д.И., законным представителем несовершеннолетней Комаровой Е.Д., заключено соглашение от 09.12.2011 о порядке осуществления выплаты. Стороны договорились о выплате страхового возмещения в рассрочку пятью частями до 31.05.2012.

Истец перечислил 4 000 000 руб. платежными поручениями №499 от 22.12.2011 и №3500 от 22.12.2011. Последующие выплаты были произведены в следующем порядке: 2 000 000 руб. платежными поручениями №378 и №379 от 17.02.2012, 3 500 000 руб. платежными поручениями №945 и 946 от 16.04.2012, 4 400 000 руб. платежными поручениями №1470 и №1471 от 04.06.2012, 1 000 000 руб. платежными поручениями №2235 и №2236 от 26.07.2012, 100 000 руб. платежными поручениями №2563 и №2564 от 28.08.202, 500 000 руб. платежными поручениями №2731 и №2732 от 05.09.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №2784 и №2785 от 11.09.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №2883 и №2884 от 17.09.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №3066 и №3067 от 03.10.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №4103 и №4104 от 08.10.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №4207 и №4208 от 16.10.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №4283 и 4284 от 22.10.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №4321 и 4322 от 29.10.2012, 500 000 руб. платежными поручениями №4465 и 4466 от 06.11.2012.

Между истцом и ООО СК «Инногарант» при участии перестраховочного брокера ООО «Страховой (перестраховочный) брокер «НБЦ» был заключен договор №169/08 об общих условиях факультативного перестрахования от 01.01.2008, а также договор перестрахования №РЕ/1009/017 от 30.10.2009, в соответствии с которым истец передал в перестрахование риски, связанные с выплатой страхового возмещения при наступлении страховых случаев, предусмотренных договором страхования №10-09-77А16-002 от 15.10.2009.

Истец обратился к ООО «Страховой (перестраховочный) брокер «НБЦ» с претензией о выплате перестраховочного возмещения, просил получить от перестраховщика ООО СК «Инногарант» доли убытка в размере 16 400 000 руб.

ООО «Страховой (перестраховочный) брокер «НБЦ» обратился с соответствующей претензией к ООО СК «Инногарант».

ООО СК «Инногарант» перестраховочное возмещение истцу не выплатило.

Между истцом и ООО СК «Инногарант» заключено предварительное соглашение о выплате 1 250 000 руб. и заключении договоров уступки требования, по которым к истцу переходят права требования ООО СК «Инногарант» к ретроцессонерам по заключенным договорам факультативной пропорциональной ретроцессии.

ООО СК «Инногарант» заключило такие договоры: с ОАО «ВСПК» (договор № 420/00107 на сумму 4 050 828 руб.), с ЗАО «АВИКОС» (договор №420/00112 на сумму 475 932 руб.), с ООО «СМП-Страхование» (договор №420/00119 на сумму 555 900 руб.), с ОАО «Москва Ре» (договор №420/00115 на сумму 1 514 904 руб.), с ООО «СК «Реал» (договор № 420/00108 на сумму 741 132 руб.).

По перечисленным договорам ООО СК «Инногарант» передало на перестрахование риск выплаты страхового обеспечения по договору перестрахования №РЕ/1009/017 от 30.10.2009. Стороны договорились о прямой выплате ретроцессонером по письменному требованию ООО СК «Инногарант» перестраховочного возмещения непосредственно ООО «СО «Регион Союз».

В подтверждение перехода к истцу права требования представлены договор №420/00112 уступки права требования от 14.03.2012 и генеральный договор уступки права требования от 06.02.2012.

Из договоров факультативной пропорциональной ретроцессии следует, что ретроцессионерами принят на страхование риск выплаты страхового обеспечения.

Ретроцессионер не освобождается от выплаты своей доли страхового обеспечения, если выплата страхового обеспечения ретроцедентом была произведена по окончании срока действия договора, при условии, что страховой случай произошел в период действия договора перестрахования №РЕ/1009/017 от 30.10.2009.

Вместе с тем, как обоснованно отмечено судом первой инстанции, фактические обстоятельства дела не свидетельствуют о наступлении страхового случая по договорам перестрахования.

По своей правовой сути договор факультативной ретроцесии является договором страхования предпринимательского риска, и страховым случаем по такому договору следует считать совершившуюся, реально существующую выплату страхового возмещения по первоначальному договору страхования.

В соответствии со ст. 967 Гражданского кодекса Российской Федерации наступлением страхового случая по договору №РЕ/1009/017 от 30.10.2009 нельзя считать наступление у первоначального кредитора ООО СК «Инногарант» обязанности по осуществлению страховой выплаты по Договору страхования, поскольку таким моментом является перечисление денежных средств выгодоприобретателю по первоначальному договору.

Согласно пункту 22 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 75 от 28.11.2003 при отсутствии в договоре соглашения об ином страховым случаем по договору перестрахования является факт выплаты перестрахователем страхового возмещения по основному договору страхования.

Как следует из позиции ФАС МО и правомерно отмечено судом первой инстанции, истец через страхового брокера обратился к ООО «СК «Инногарант» с претензией о выплате перестраховочного возмещения до момента выплаты им всей суммы страхового возмещения выгодоприобретателю по первоначальному договору страхования. На момент обращения было выплачено лишь 4 000 000 руб., то есть, доля самого истца.

Однако п. 4.3 договора №169/08 об общих условиях факультативного перестрахования от 01.01.2008 предусмотрено, что выплата перестраховщиком доли страхового возмещения, пропорциональной его доле обязательств, производится после получения от перестрахователя оговоренных договором документов, в том числе документов, подтверждающих выплату страхового возмещения – платежного поручения об оплате полной суммы страхового возмещения либо доли возмещения согласно собственного удержания или кассового убытка перестрахователя.

Следовательно, вопреки доводам апелляционной жалобы, не может считаться доказанным факт наступления страхового случая по договору перестрахования №РЕ/1009/017 от 30.10.2009.

Заявитель в апелляционной жалобе указывает, что суд первой инстанции не верно истолковал понятие «кассовый убыток», однако анализируя положения договора между ООО «СО «Регион Союз» и ООО «СК Инногарант» не свидетельствует о возникновении обязанности по выплате страхового возмещения у ретроцессионеров по договорам факультативной пропорциональной ретроцессии.

Договор перестрахования N РУ\1009\017 от 30.10.2009, заключенный между ООО «СО «Регион Союз» и ООО «СК Инногарант», а также договоры факультативной пропорциональной ретроцессии содержат оговорку о кассовом убытке в размере 1 250 000 руб.

Согласно этой оговорке убытки, превышающие обусловленную в договорах сумму, подлежат немедленной оплате перестраховщиком пропорционально своей доле. При этом имелись в виду убытки ретроцедента.

Фактически его убытки не превышали указанную сумму, поскольку он выплатил 1 250 000 руб. При таких обстоятельствах не имеется достаточных оснований для вывода о возникновении кассового убытка, подлежащего немедленной компенсации со стороны ретроцессионеров.

Обязательства ретроцессионеров являются производными от обязательств ретроцедента. Обязательства ретроцессионеров по выплате страхового возмещения возникают при выплате ретроцедентом перестраховочного возмещения. Выплата истцом страхового возмещения сама по себе обязательств у ретроцессионеров не порождает, поскольку перестрахована выплата ретроцедента, а не истца. Условие о кассовом убытке следует применять при превышении суммы выплаты указанного в договоре размера. Этот размер превышен не был. Выплата ретроцедентом в полном объеме не произведена. По условиям соглашения о прямой выплате перестраховочное возмещение должен был получить истец, но доказательств возникновения обязанности произвести такую выплату ни в суд первой, ни в суд апелляционной инстанций не представлено.

Ссылка истца на то, что риск перестраховочной выплаты перешел к истцу на основании договора уступки прав требования (цессии), не может быть принята апелляционным судом во внимание, учитывая, что заключение договора цессии по сути означает замену лиц в обязательстве ООО «СК Инногарант» на ООО «СО «Регион Союз», но обязательства ретроцессионеров само по себе не порождает. При наличии условия о прямой выплате заключение договора цессии вообще не имело бы правового смысла, если бы у ООО «СК Инногарант» возникло право получение выплат.

В связи с отсутствием оснований для взыскания суммы убытков, также отсутствуют основания для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму убытков.

Заявителем не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения Арбитражного суда г. Москвы в части отказа в удовлетворении исковых требований ООО «СО «Регион Союз».

Нормы материального и процессуального права применены судом правильно.

Расходы по госпошлине распределяются в соответствии со ст. 110 АПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда г.Москвы от 22.05.2014 по делу № А40-22015/2012 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу– без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.