Ст171 ч2 пб ук рф судебная практика

Автор: | 25.10.2018

Статья 171. Незаконное предпринимательство

СТ 171 УК РФ.

1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, за исключением случаев, предусмотренных статьей 171.3 настоящего Кодекса, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

а) совершенное организованной группой;

б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере;

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

Примечание. Утратило силу.

Комментарий к Ст. 171 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона характеризуется двумя формами преступной деятельности.

2. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, т.е. когда в Едином государственном реестре для юридических лиц и Едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя. Не требует государственной регистрации: а) занятие запрещенной законом экономической деятельностью (например, незаконный оборот наркотических средств); б) заключение разовых сделок гражданско-правового характера (например, производство от случая к случаю мелких работ по договору подряда). Не является предпринимательством выполнение обязанностей по трудовому договору (репетиторы, домашняя прислуга и т.п.), деятельность членов коллегии адвокатов, частнопрактикующих нотариусов.

3. Федеральный закон от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» содержит перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, конкретизирует, какие из них лицензируются на федеральном уровне, какие органами исполнительной власти субъектов федерации, а также перечисляет виды деятельности, лицензирование которых осуществляется в соответствии с другими законами и нормативными правовыми актами.

Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ). Если лицо по истечении срока действия лицензии или ее приостановления продолжает заниматься предпринимательской деятельностью, такую деятельность следует рассматривать как осуществляемую без специального разрешения (лицензии).

4. Необходимым условием привлечения к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо то, что совершаемое деяние должно быть сопряжено с извлечением крупного дохода (см. примечание к ст. 170.2 УК).

Если крупный ущерб от осуществления предпринимательской деятельности без регистрации образуется за счет неуплаты налогов, то ответственность за такую деятельность наступает только по ст. 171 УК и дополнительной квалификации по ст. 198, 199 УК не требуется.

Причинение вреда здоровью любой тяжести при осуществлении незаконной предпринимательской деятельности не охватывается ст. 171 УК и требует квалификации по совокупности преступлений.

5. Под доходом понимается выручка от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности.

Судебная практика по ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»

Не так давно я предлагала вашему вниманию обзорную статью о том, какие гражданско-правовые, административно-правовые и уголовно-правовые последствия влечет предпринимательская деятельность в нарушение норм закона. Развивая тему, выкладываю собственноручный обзор судебной практики по ст. 171 УК РФ («незаконное предпринимательство»).

Всего просмотрела примерно полсотни судебных актов в отношении незаконного предпринимательства на одном из общедоступных ресурсов. В большинстве своем дела связаны с извлечением дохода от преступной (без регистрации в качестве ИП, без лицензии) деятельности, т.е. последствий в виде ущерба гражданам, организациям, незаконная предпринимательская деятельность в понимании ст. 171 УК зачастую не влечет.

Судебная практика имеет дело с такими деяниями, как, например:

  • осуществление торговли различными товарами (среди осужденных встречаются продавцы одежды, компакт-дисков, фруктов, хозтоваров) в торговых помещениях (павильонах) без оформления статуса ИП.

Яркий источник информации для размышления – Бабушкинский суд г. Москвы. Концентрация подобных дел (дела № 1-255/10, № 1-256/10, № 1-132/10, №1-166/10 и др.) в этом суде в первом квартале 2010 г. создает впечатление, что где-то на подотчетной территории были в то время проведены плановые рейды сотрудников полиции в торговом(ых) комплексе(ах).

Не могу исключить, что подсудимыми оказались не реальные собственники бизнеса, а обычные продавцы, работающие без надлежащего оформления их трудовой деятельности.

Наказания – штрафы, размер судьи, кажется, назначают произвольно (за аналогичные по сути нарушения при сходном размере извлеченного «преступного» дохода штрафы разнились от 10 000 до 100 000);

  • торговля спиртом, спиртосодержащими жидкостями (иногда явно указывается, что контрофактными) без лицензии (напр. №1-803/10 в Нагатинском райсуде г. Москвы );
  • добыча полезных ископаемых (песок, гравийная смесь, кирпичные суглинки и т.п.) без надлежащего оформления и лицензии;
  • использование глубинных скважин для добычи воды без лицензии (попадаются по этой статье директора частных компании и МУПов);
  • сбор, вывоз, размещение мусора без лицензии;
  • транспортные услуги без лицензии (напр., N 1-658/2013 в Металлургическом райсуде г. Челябинска);
  • незаконное предпринимательство в сфере игорного бизнеса без лицензии;
  • химическое производство без лицензии (напр. № 1-184/2013 в Советском райсуде г. Краснодара);
  • организация медицинских услуг гражданам и юридическим лицами в виде клинических лабораторно — диагностических исследований крови человека без лицензии;
  • хранение, перевозка, переработка, продажа, углеводородов, бензина, дизтоплива, газа без лицензии;
  • организация частной школы-пансиона без лицензии;
  • деятельность по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов без лицензии;
  • осуществление деятельности с использованием оборудования, относящегося к взрывопожароопасным объектам, без соответствующей лицензии (напр., № 1-130/2014 в Центральном райсуде г.Тольятти Самарской обл.).

Предпринимателям стоит внимательно и серьезно отнестись к вопросу о том, в каких случаях может быть необходимо специальное разрешение – иногда это совершенно не очевидные вещи с точки зрения неспециалиста: в деле, указанном выше, организация производила корма для животных, крупяные изделия, для чего используется оборудование, относящееся к взрывопожароопасным производственным объектам.

Ни одного дела, связанного, допустим, с извлечением дохода от сдачи в аренду помещений, я среди проанализированной судебной практики по незаконному предпринимательству не увидела. Тут, впрочем, надо иметь в виду позицию Верховного Суда, который в прикрепленном к этой публикации обзоре указал, что не является предпринимательством сдача в аренду «ненужных» жилых и иных помещений, приобретенных для личных нужд, а также полученных в подарок или по наследству.

Реальных «посадок» не заметила – либо штрафы, либо условные сроки, один раз встретились обязательные работы. Дела сезона осень 2013 – зима 2014 характеризуются тем, что подсудимые активно пользовались прошлогодней «экономической» амнистией.

Прямой и ясной адекватности размера штрафа совершенному деянию, потенциальной общественной опасности, размеру извлеченного дохода не наблюдается.

Все проанализированные дела выкладывать не буду, объем не позволяет, но некоторое количество образчиков из судебной практики по ст. 171 УК (либо наиболее «интересных» на мой субъективный взгляд, либо наиболее «свежих») можете оценить ниже.

Краткое описание некоторых дел по статье о незаконном предпринимательстве

Дело № 1-666/11, приговор от 15 ноября 2011 в Ленинском райсуде г. Краснодара:

исключительной красоты дело, связанное с организацией «отмывочной» компании с использованием заведомо ложных сведений при регистрации:

Осужден организатор действий, направленных, как складывается впечатление, на «обналичку» приличной суммы. Было зарегистрировано ООО – от лица некого гражданина («номинал»?), с изготовлением его подложной подписи, с указанием заведомо ложных сведений о юридическом адресе. Для ООО были открыты расчетные счета, получены и обналичены денежные средства от контрагентов (около 65 млн. руб.).

Исход дела: подсудимый осужден по ч. 2 ст. 171 УК, штраф 100 000 руб.

Дело № 1-92/12, приговор от12 марта 2012 в Егорьевском городском суде Московской обл.:

подсудимая после смерти своего бывшего мужа взяла в свои руки управление ООО, которым мужчина руководил: она осуществляла деятельность от лица компании, не являясь ее сотрудником, не имея доверенности, не обладая статусом ИП. Извлеченный доход: 1 758 906 руб.

Женщина раскаялась, объяснила, что нарушать закон не хотела, но т.к. сын не мог вступить в наследство в отношении ООО до истечения 6 месяцев после смерти отца, а деятельность надо было продолжать, она взяла на себя управление.

Исход дела: прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Дело № 1-61/2014, приговор от 30 июня 2014 г. в Кизилюртовском городском суде Дагестана:

обвиняемый – ген. директор ООО, которое эксплуатировало опасный производственный объект — занималось деятельностью по приему, разгрузке и хранению, сбыту горюче-смазочных материалов без лицензий (на эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов, на погрузочно-разгрузочную деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте). Общий доход: 102 764 417 руб.

Исход дела: осужден по ч. 2 чт. 171 УК, штраф 150 000 руб.

Предлагаю сравнить со следующим:

№ 1-172/2013, приговор от 16 декабря 2013 в Ленинском райсуде г. Саранска, Мордовия:

подсудимый – генеральный директор ООО, торгующего ГСМ и не имевшего лицензии на погрузочно-разгрузочную деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте.

Исход дела: редкий случай, но приговор оправдательный! Суд счел, что общество не извлекало прибыли из лицензируемой деятельности (непосредственно разгрузки), а значит, и состава нет.

№ 1-11/14, приговор от 08 апреля 2014, Лотошинский райсуд Московской обл.:

подсудимый был назначен конкурсным управляющим МУП и осуществлял деятельность по размещению отходов без лицензии.

Исход дела: преследование по ч. 2 ст. 171 УК прекращено по амнистии.

На ту же тему – до амнистии:

№ 1-22/2013, приговор от 22 марта 2013 г., Татищевский райсуд Саратовской обл.:

подсудимая – директор МУП, которому была на основании договора о закреплении муниципального имущества на праве хозяйственного ведения предоставлена возможность использования для осуществления предпринимательской деятельности по водоснабжению с добычей подземных вод на территории необходимый для этого имущественный комплекс. Такая деятельность требует лицензии, которая получена не была. Преступный доход: 8 120 392,55 руб.

Читайте так же:  Приказ о понижении оклада образец

Исход дела: осуждена по ч. 2 ст. 171 УК на 1 год и 6 мес. лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год и 6 мес.

№ 1-7/2014, приговор от 06 февраля 2014 г. Можайский горсуд Московской обл.:

подсудимая – директор ЗАО, занимавшегося производством и продажей хлебобулочных изделий, при изготовлении которых использовалось взрывопожароопасное оборудование (система газопровода, печи) – без лицензии. Преступный доход: 43 286 871,59 руб.

Наказание: по ч. 2 чт. 171 осуждена на 1 год условно, без штрафа, с испытательным сроком в 1 год; по амнистии от наказания освобождена со снятием судимости.

№ 1- 342/13, приговор от 12 ноября 2013 г., Белореченский районный суд Краснодарского края:

обвиняемый без статуса ИП организовал добычу общераспространённых полезных ископаемых (природной песчано-гравийной смеси и природного песка) с целью их продажи.

Наказание по ч. 1 ст. 171 — обязательные работы сроком на 250 часов.

Аналогичное дело в другом регионе:

№ 1-118/2013, приговор от 29 августа 2013 г., Сызранский районный суд Самарской области:

подсудимый организовал незаконную добычу песка и его реализацию.

Наказание по ч. 1: штраф 250 000 руб.

№ 1-254/2013, приговор от 11 сентября 2013 г., Приморский районный суд гор. Новороссийска Краснодарского края:

без статуса ИП обвиняемым был заключен договор на осуществление строительных работ.

Наказание по ч. 1: штраф 150 000 руб. с рассрочкой на 4 года.

  • рассматриваемые преступления относятся к преступлениям в сфере экономической деятельности;
  • данные преступления – умышленные (преступник либо знает, что действует незаконно, и желает наступления противоправных последствий, либо относится к таковым последствиям безразлично). При этом объяснения типа: «а я не знал, что нужна лицензия», от ответственности не освободят;
  • ч. 1 ст. 171 (нанесенный ущерб либо извлеченный доход в крупном размере) – относится к преступлениям небольшой тяжести, ч. 2 ст. 171 (ущерб либо доход в особо крупном размере, либо преступление совершено организованной группой) – средней тяжести;
  • наказание по ч. 1 ст. 171: штраф до 300 000 рублей, либо в размере зарплаты (иного дохода) осужденного за период до 2 лет, или обязательные работы на срок до 480 часов, либо арест на срок до 6 мес.;
  • наказание по ч. 2 ст. 171: штраф 100 000 – 500 000, либо в размере зарплаты за период от 1 года до 3 лет, либо принудительные работы до 5 лет, либо лишение свободы на срок до 5 лет без штрафа или со штрафом до 80 000 рублей или в размере зарплаты за период до 6 мес.;
  • крупный размер ущерба, задолженности, дохода – до апреля 2010 г. – 250 000 р., с апреля 2010 г. – 1 000 000 руб.
  • особо крупный размер ущерба, задолженности, дохода – до апреля 2010 г. – 1 000 000, с апреля 2010 г. – 6 000 000 руб.
  • судимость у лиц, приговоренных к наказанию более мягкому, чем лишение свободы, истекает через 1 год после исполнения наказания, у лиц, осужденных условно – после истечения испытательного срока, у приговоренных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести – по истечении 3 лет после окончания заключения.

Спасибо всем, кто дочитал до конца. Надеюсь, мой обзор судебной практики по незаконному предпринимательству кому-нибудь пригодится.

Общее впечатление – в данном вопросе суровость российского уголовного закона компенсируется мягкостью его применения. Впрочем, нервы в процессе, очевидно, все равно пострадают.

Ст171 ч2 пб ук рф судебная практика

Деятельность суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

06 марта 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Кислицы М.Н.,

судей Грыскова А.С. и Львова Г.В.,

с участием прокурора Скотаревой Г.А.,

осужденного Шмондина В.И. и его защитника – адвоката Суворовой Е.Н.,

при секретаре Хисматуллиной А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционной жалобе адвоката Суворовой Е.Н. и апелляционному представлению государственного обвинителя Афандеева Д.Р. на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 09 января 2017 года, которым

*** ранее не судимый,

осужден п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ к штрафу в размере *** рублей.

На основании пункта 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» Шмондина В*** И*** постановлено освободить от назначенного наказания и снять с него судимость.

Меру пресечения Шмондину В.И. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении постановлено отменить.

Шмондин В*** И*** оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.4 ст.174-1 УК РФ, на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ — за отсутствием в деянии состава преступления.

За Шмондиным В.И. признано право на реабилитацию в соответствии с ч.1 ст.134 УПК РФ.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Грыскова А.С., выступления участников процесса, судебная коллегия

Шмондин В.И. признан виновным и осужден за незаконное предпринимательство, то есть осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере.

Он же оправдан по обвинению в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, то есть совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами и иным имуществом, в особо крупном размере.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Афандеев Д.Р. считает приговор суда в отношении Шмондина В.И. незаконным и подлежащим отмене в соответствии со ст.389-15 УПК РФ в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Указывает, что суд в нарушение п.2 ч.1 ст.305 УПК РФ не привел в приговоре обстоятельства, установленные в судебном заседании, касающиеся самого события, не дал надлежащую оценку доказательствам виновности Шмондина В.И. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.4 ст.174-1 УК РФ. В ходе судебного следствия установлено, что доход ООО «Г***» за время его деятельности превысил *** рублей, при этом при осуществлении незаконной деятельности по реализации песка без лицензии Шмондиным В.И. был извлечен доход на сумму *** рубля *** копейка. Из указанных денежных средств ООО «Г***» под непосредственным контролем Шмондина В.И. и по его инициативе приобрело по договорам купли-продажи и финансовой аренды (лизинга) 2 земснаряда, фронтальный погрузчик и легковой автомобиль «О***» на общую сумму *** рубль *** копейки. Данной техникой владело, пользовалось и распоряжалось ООО «Г***» под контролем Шмондина В.И., что подтверждается показаниями свидетелей Г***, О***, Т***, копиями указанных договоров, платежными поручениями, выпиской банковского счета. В книге учета сообщений о преступлениях 17.12.2014 зарегистрирован рапорт оперуполномоченного О*** о незаконной предпринимательской деятельности ООО «Г***», в тот же день проведены осмотры мест происшествий карьера в районе моста *** и в офисе ООО «Г***», изъята бухгалтерская документация. В этот же период времени Шмондин В.И. принял решение о ликвидации данного общества, 24.12.2014 был заключен договор о слиянии с ООО «К***», при этом Шмондин В.И. не смог объяснить причины столь срочной реорганизации ООО «Г***». Считает, что Шмондин В.И. желает скрыть тот факт, что экстренная ликвидация ООО «Г***» была связана с тем, что ему стало известно, что незаконная деятельность общества стала предметом проверки полиции, и на имущество, находящееся в собственности ООО «Г***» может быть наложен арест и дальнейшая конфискация. Кроме того, считает недостоверными показания Шмондина В.И. о том, что причиной ликвидации ООО «Г***» являлось и существование к тому моменту ООО «В***», поскольку 15.01.2015 ООО «Г***» было ликвидировано путем слияния, а уже 18.11.2014 Шмондиным В.И. учреждено ООО «Г***». По мнению автора представления, данные обстоятельства свидетельствуют о желании Шмондина В.И. любым способом легализовать имущество (технику), принадлежащую ООО «Г***», приобретенную на денежные средства, полученные от незаконной реализации песка без соответствующей лицензии. Отмечает, что в декабре 2014 года все ликвидное имущество по указанию Шмондина В.И. реализуется в ООО «В***», в том числе земснаряд, фронтальный погрузчик, автомобиль О***, при этом по значительно заниженным ценам, 12.01.2015 заключается соглашение о передаче прав и обязанностей по договору финансовой аренды имущества, согласно которому ООО «Г***» оформляло в лизинг земснаряд. Показания Шмондина В.И. о том, что земснаряды и погрузчик находились в разукомплектованном состоянии, опровергаются показаниями свидетеля Г***, заключением оценочной экспертизы. Начиная с 2015 года ООО «Г***» осуществляет деятельность по добыче песка в Ч*** районе, арендуя при этом необходимую технику у ООО «В***», которое фактически никакую деятельность не осуществляет. Ссылаясь на показания свидетеля Т*** Б.А., указывает, что Шмондин В.И. являлся учредителем ООО «Г***» и ООО «В***», все решения принимались исключительно им. Отмечает, что Шмондиным В.И. была создана лишь видимость заключения сделок между ООО «Г***» и ООО «В***» в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению имуществом. Кроме того, обращает внимания на имеющиеся противоречия, в частности, на странице *** приговора суд отметил, что в ходе судебного следствия выяснялось, на какие объекты песок вывозился с реки Ч***, а на какие – из Ч*** района, при этом было установлено, что по сделкам, приведенным в обвинении, песок поставлялся именно с реки Б*** Ч***. Вместе с тем на странице *** приговора суд указал о сокращении вмененного Шмондину В.И. размера дохода, извлеченного в ходе осуществления предпринимательской деятельности без лицензии, на *** рублей *** копеек. Также судом не в полном объеме опровергнуты доводы стороны защиты о непричастности к совершению преступления. На основании изложенного, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе.

В апелляционной жалобе адвокат Суворова Е.Н. в интересах осужденного Шмондина В.И. указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора и ставит вопрос о его отмене в части признания Шмондина В.И. виновным в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ. Ссылаясь в жалобе на показания Шмондина В.И., отмечает, что изначально ООО «Г***» было зарегистрировано с целью заниматься дорожным хозяйством, песок планировалось использовать для строительства и ремонта дорог, что подтверждает наличие у общества членства в ***. Обращает внимание, что Шмондин В.И. по рекомендации П*** (который должен был стать соучредителем ООО «Г***») поручил регистрацию общества И*** С.Н., при этом каких-либо указаний И*** С.Н. об оформлении документации именно на дноуглубительные работы Шмондин В.И. не давал. Утверждает, что И*** самостоятельно производились действия для получения разрешения на водопользование, им же заключался договор с ООО «Г***». Показания И*** С.Н. о том, что данные действия совершались им по указанию Шмондина В.И., не могут быть положены в основу приговора, поскольку он заинтересован в исходе дела, показания дает в выгодную для себя сторону. Не соглашается с выводом суда о том, что при проведении дноуглубительных работ ООО «Г***» повредило недра, расположенные ниже дна реки Б*** Ч***. Кроме того, из приобщенного к материалам дела ответа Федерального Агентства по недропользованию следует, что дно водоема, а также наносы грунта на него не могут считаться недрами, дноуглубительные работы не могут расцениваться как добыча полезных ископаемых в контексте Федерального закона «О недрах». Считает, что извлечение грунта в данном случае является неотъемлемой частью технологического процесса, а не результатом недропользования. Обращает внимание, что реализацию песка директорами ООО «Г***» И***, Г***, Т*** Шмондин В.И. не организовывал и не контролировал, с кем директора заключали договоры поставки песка, ему известно не было. Согласно показаниям свидетеля М*** С.В., Шмондин В.И. стал появляться на участке берега реки Б*** Ч*** регулярно с 2013 года, то есть в тот период, когда он официально трудоустроился в ООО «Г***». Отсутствуют доказательства того, что Шмондин В.И. знал все о деятельности ООО «Г***», имел доступ к бухгалтерской документации. Согласно показаниям свидетеля О*** А.В., в 2013-2014 годах Шмондин В.И. приезжал в офис, они обсуждали платежи по организации, предоставляли сведения в виде отчетов. Г***, в свою очередь, имел возможность предоставлять Шмондину В.И. лишь ту информацию, которую считал нужной. Также считает недоказанным размер незаконно полученного дохода в сумме *** рублей *** копейки. Отмечает, что в данную сумму включен доход от реализации песка, в том числе полученного при дноуглубительных работах в 2009 году. ООО «Г***» полностью оплатило ООО «Г***» работы по дноуглублению, а также за грунт, стоимость которого включена в стоимость работ. Кроме того, в период с 2008 по 2014 года ООО «Г***» покупало песок у ООО «Р***», ООО «Г***», ООО «С***», ООО «Ф***», согласно заключению экспертизы, в бухгалтерском учете ООО «Г***» отражено приобретение песка у поставщиков на сумму *** рублей *** копеек, однако сумма дохода от реализации данного песка также включена в общую сумму незаконного, по мнению стороны обвинения, дохода. Указывает, что отсутствие в выписке по расчетному листу ООО «Г***» сведений о расчетах с данными организациями не свидетельствует о неприобретении песка у данных организаций, поскольку бухгалтерским учетом предусмотрены иные способы расчета по сделкам, однако производились ли такие расчеты, не выяснялось. Кроме того, доставку песка контрагентам в основном организовывало ООО «Г***», стоимость транспортных услуг закладывалась в стоимость песка и составила около *** рублей. Также указывает на нарушение принципа презумпции невиновности и недоказанность вины Шмондина В.И. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ. На основании изложенного, просит приговор в отношении Шмондина В.И. в части признания его виновным в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ, отменить, Шмондина В.И. оправдать.

Читайте так же:  Торжок приставы адрес

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

— прокурор Скотарева Г.А. поддержала доводы апелляционного представления, просил приговор суда отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство;

— осужденный Шмондин В.И. и адвокат Суворова Е.Н. поддержали доводы жалобы, возражали против доводов апелляционного представления.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, выслушав выступления участвующих лиц, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Шмондина В.И. в незаконном предпринимательстве, то есть осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, сопряженном с извлечением дохода в особо крупном размере , при обстоятельствах, установленных приговором суда, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.

Проанализировав и оценив представленные стороной обвинения доказательства, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что вина осужденного в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ, подтверждается совокупностью исследованных доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: приведенными в приговоре показаниями свидетелей И*** С.Н., Л*** В.А., О*** А.В., Г*** А.П., Т*** Б.А., М*** С.В. и других, протоколами осмотра места происшествия, выемки, обыска, заключениями экспертиз, а также иными доказательствами, существо которых изложено и проанализировано в приговоре.

О снованная на законе оценка доказательств позволила суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Шмондиным В.И. преступления и прийти к обоснованному выводу о доказанности его вины в содеянном. Выводы суда основаны на установленных по делу обстоятельствах и не противоречат обвинению за исключением вмененной органом предварительного следствия суммы дохода.

Вопреки доводам жалобы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Шмондин В.И., имея целью извлечение дохода от реализации добытого со дна реки Б*** Ч*** песка, используя подконтрольное ему ООО «Г***», не имеющее лицензии на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи строительных песков, которая в соответствии с нормами действующего законодательства РФ подлежит обязательному лицензированию, осознавая, что такая лицензия для реализации со дна реки Б*** Ч*** песка необходима, в 2008-2014 годах организовал добычу со дна реки Б*** Ч*** песка и его реализацию, в результате извлек доход в сумме *** рублей *** копейки.

Изложенные в жалобе доводы защиты со ссылкой на показания Шмондина В.И. судебная коллегия отвергает, отмечая, что суд первой инстанции верно расценил показания осужденного о невиновности в инкриминируемом деянии критически, как способ защиты, попытку избежать уголовной ответственности за содеянное. С такой оценкой показаний Шмондина В.И. оснований не согласиться судебная коллегия не находит. При этом членство в *** выводы суда в этой части не опровергает.

Утверждения о том, что реализацию песка Шмондин не организовывал и не контролировал, с достаточной полнотой опровергаются показаниями свидетелей И***, Г*** и Т*** (***).

Из существа показаний И*** С.Н. следует, что в 2008 году он познакомился со Шмондиным, который за вознаграждение попросил открыть для него фирму, но на свое имя, что, в свою очередь, им и было сделано. Фирма должна была выполнять дноуглубительные работы на реке Б*** Ч***, возле моста ***. В ходе дноуглубительных работ грунт (смесь ила, глины, песка) изымался со дна реки Б*** Ч*** в районе моста *** и складировался на берегу. После того, как песок был намыт, Шмондин позвонил и сказал, что к нему подъедет человек, с которым нужно будет заключить договор о продаже песка. В 2009 году Шмондин направлял к нему 3-х или 4-х человек, с которыми он заключил договоры о продаже им песка, было продано около *** песка. Все указания о том, что следует делать, ему давал Шмондин. После отгрузки на расчетный счет ООО «Г***» поступали денежные средства за проданный песок. В 2010 году он передал общество Шмондину, так как тот был недоволен тем, что он не ищет клиентов на покупку песка, не продает песок. По договору он передал уставной капитал Шмондину, а директором общества стал Г***. Поскольку все документы находились у Шмондина, он не знает, имелась ли у ООО «Г***» лицензия на право добычи и продажи песка. Всех крупных заказчиков песка в его бытность директором общества приводил Шмондин. Цену на песок устанавливал Шмондин, до *** была одна цена, от *** до *** – другая, свыше *** – третья. Если кто-то из покупателей просил скидку на песок, он звонил Шмондину и тот решал, предоставлять ли скидку. До того, как ООО «Г***» начала намывать песок, никаких расходов у ООО «Г***» не было. В бытность его директором единственным доходом, который имело ООО «Г***», был доход от продажи песка. Всей деятельностью ООО «Г***» распоряжался Шмондин, сам он решал лишь текущие, незначительные вопросы, решение важных вопросов всегда согласовывал со Шмондиным.

Доводы жалобы о том, что осужденный не давал указаний И*** по поводу оформления документации (договоров купли-продажи), несостоятельны, опровергаются показаниями вышеотмеченного лица. О снований для оговора Шмондина указанным свидетелем, а также какой-либо заинтересованности в исходе дела, в том числе искажения обстоятельств в выгодную для себя сторону И***, судом первой инстанции не установлено, не усматривает этого и судебная коллегия, а потому доводы жалобы в этой части состоятельными признать нельзя. Показания И*** согласуются с показаниями иных свидетелей по делу, неотносимыми и недопустимыми они не являются.

Согласно показаниям Г*** А.П., работал *** с 2010 по 2014 год. При его приеме на работу Шмондин сразу сказал, что ООО «Г***» занимается продажей песка. Деньги за песок поступали на расчетный счет. В своей деятельности он подчинялся Шмондину, советовался с ним по всем вопросам, в том числе по текущим расходам. На участке, на котором шла продажа песка, не раз передавал Шмондину наличные денежные средства, полученные от продажи песка. Покупателей песка находил он, находил Шмондин, приходили они и сами. Песок, который они продавали, был исследован, было получено заключение, что он – строительный, соответствует ГОСТу. Тем покупателям, которые об этом просили, это заключение показывали. Денежные средства, которые он передавал Шмондину, по бухгалтерии никак не оформлялись. О*** (***) об этих передачах было известно. Передавал он деньги Шмондину по указанию последнего, тот или приезжал, говорил ему об этом, или звонил, говорил, чтобы он приготовил деньги. Пару раз эти передачи оформлялись расчетно-кассовыми ордерами, однако они так и остались неподписанными. Передавал он обычно по *** – *** рублей.

Из существа показаний свидетеля Т*** Б.А. также следует, что с 24.09.2014 по 15.01.2015 он работал *** ООО «Г***». Дноуглубительные работы не осуществлялись, однако общество продолжало отгружать песок по ранее заключенным договорам. За песок на расчетный счет общества поступали денежные средства. Деньги с этого счета расходовались на текущие расходы по согласованию со Шмондиным. Ни одного решения без Шмондина он не принимал. Шмондин приезжал и на место отгрузки песка, на участок у моста ***, и в офис по ул.Ю***, бухгалтер перед ним отчитывалась. На проведение дноуглубительных работ у ООО «Г***» имелось разрешение, лицензии на разведку, добычу и реализацию песка у общества не было.

Читайте так же:  Денежная компенсация при уходе на пенсию мвд

Таким образом, анализ обоснованно признанных достоверными, относимыми и допустимыми показаний отмеченных свидетелей в совокупности с другими приведенными в приговоре доказательствами позволяет констатировать тот факт, что именно Шмондин В.И. был инициатором создания с целью извлечения прибыли путем реализации добытого со дна реки Б*** Ч*** строительного песка ООО «Г***», фактически руководил его деятельностью на всем протяжении существования, занимаясь добычей и реализацией песка, определял цели общества, пути их достижения, являлся тем лицом, которому подчинялись все без исключения сотрудники ООО «Г***». При этом верно установленные судом обстоятельства показаниями М*** С.В. и О*** А.В. не опровергаются, доводы жалобы в этой части явно надуманы.

Показания допрошенных свидетелей каких-либо существенных противоречий между собой не содержат, а, напротив, дополняют друг друга, согласуются между собой, с другими доказательствами по уголовному делу, полностью опровергают утверждения стороны защиты о непричастности Шмондина В.И. к осуществлению предпринимательской деятельности без лицензии.

Приведенный в жалобе довод в подтверждение позиции осужденного о письме *** Федерального Агентства по недропользованию Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 25 ноября 2016 года («само дно водоема, а также наносы грунта на дно водоема не могут считаться недрами», «(дноуглубительные) работы, несмотря на извлечение в их процессе естественных грунтов, не могут расцениваться как добыча полезных ископаемых в контексте Закона «О недрах»; извлечение грунта в данном случае является неотъемлемой частью технологического процесса, а не результатом недропользования») судебная коллегия считает безосновательным, никоим образом не свидетельствующим об отсутствии в действиях Шмондина отмеченного состава преступления. Данное письмо не опровергает выводов суда, поскольку умысел осужденного в данном случае был направлен именно на реализацию песка, полученного при проведении работ. При этом для осуществления данной деятельности требовалась соответствующая лицензия. По делу достоверно установлено, что виновным не предпринимались установленные законом действия по оформлению лицензии на право использования (добычи и реализации) недр данного водоема.

Согласно тексту обжалуемого судебного акта, выводов суда о том, что при проведении дноуглубительных работ непосредственно ООО «Г***» повредило недра, расположенные ниже дна реки Б*** Ч*** , в приговоре не содержится. Вместе с тем разрешение вопроса о повреждении недр дна отмеченной реки какого-либо правового значения для юридической оценки действий Шмондина не имеет, а потому доводы жалобы защиты в этой части несостоятельны.

Вопреки доводам жалобы, судом по изложенным в описательно-мотивировочной части приговора мотивам правильно установлен на основе заключения бухгалтерской экспертизы, основанной на первичных документах ООО «Г***» и данных о движении денежных средств на расчетном счете указанного общества, доход в сумме *** рублей *** копейки, полученный Шмондиным В.И. в результате незаконной предпринимательской деятельности за реализацию песка в период с 2008-2014 годы. Проверенные судебной коллегией выводы суда в этой части сомнений в их обоснованности и достоверности не вызывают.

Судебная коллегия также отвергает доводы жалобы о том, что в вышеотмеченный доход была включена сумма от реализации песка, закупленного ООО «Г***» у ООО «Р***», ООО «Г***», ООО «С***», ООО «Ф***». Данные доводы проверялись судом первой инстанции и подтверждения не нашли. При этом суд первой инстанции верно отметил, что сведения о движении денежных средств на расчетном счете ООО «Г***» не отражают приобретение данным обществом песка у кого-либо, договоров о закупках песка ООО «Г***» у вышеотмеченных обществ, счетов-фактур, товарных накладных, иных первичных документов, подтверждающих такие закупки, не представлено, поэтому каких-либо оснований подвергать сомнению обвинение в части того, что весь реализованный ООО «Г***» песок был добыт ООО «Г***» самостоятельно, а не в результате сделок купли-продажи, не имеется. Утверждение в жалобе защиты об обратном (неверно указанной судом сумме дохода) неубедительно, направлено на искажение установленных по делу фактических обстоятельств.

Довод о том, что судом при постановлении приговора был нарушен принцип презумпции невиновности, не соответствует действительности, поскольку сам по себе факт оценки доказательств судом не в пользу осужденного не является нарушением принципа презумпции невиновности.

Квалификация преступных действий осужденного судом дана правильная — по п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ, сомнению либо изменению не подлежит, квалифицирующий признак «доход в особо крупном размере» нашел свое подтверждение, в приговоре мотивирован.

При назначении Шмондину В.И. наказания по данному эпизоду судом в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, сведения о личности, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Назначенное наказание отвечает требованиям ст.ст.6 , 60 УК РФ, является справедливым, соразмерным содеянному и личности виновного, государственным обвинителем в представлении не оспаривается.

Судом первой инстанции после рассмотрения уголовного дела по существу предъявленного обвинения с достоверностью установлена вина Шмондина В.И. в совершении преступления, предусмотренного п.«б» ч.2 ст.171 УК РФ, назначено наказание за совершенное преступление и осужденный правильно освобожден от назначенного наказания на основании пункта 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» со снятием судимости.

Вопреки доводам апелляционного представления, судебная коллегия считает верным и вывод суда в части оправдания Шмондина В.И. п.«б» ч.4 ст.174-1 УК РФ на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствие в деянии состава преступления.

Согласно статье 3 Федерального закона от 07 августа 2001 года №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

По смыслу закона это совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности, таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов.

Шмондину В.И. инкриминировано, что он, являясь *** ООО «Г***», легализовал путем совершения сделок с использованием денежных средств, вырученных ООО «Г***» в результате осуществления незаконной предпринимательской деятельности без получения лицензии приобретение ООО «Г***» фронтального погрузчика ***, земснаряда ***, земснаряда *** и автомобиля « O ***», которые затем передал в собственность ООО «В***», после чего земснаряд *** фронтальный погрузчик *** и земснаряд *** передал в аренду ООО «Г***».

Вместе с тем для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного статьей 174-1 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами именно в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными средствами. Однако доказательств того, что Шмондин В.И. преследовал цель придания денежным средствам путем приобретения указного имущества правомерного вида владения, пользования и распоряжения, судам первой и апелляционной инстанции стороной обвинения не представлено.

Доводы апелляционного представления, направленные на переоценку доказательств, не могут быть удовлетворены судебной коллегией, поскольку не находят объективного подтверждения в материалах дела, более того, носят предположительный характер.

Ссылки в представлении в опровержение выводов суда на показания свидетелей Г***, О***, Т*** безосновательны, какого-либо доказательственного значения в предъявленном обвинении по п.«б» ч.4 ст.174-1 УК РФ они в себе как каждое доказательство в отдельности, так и в совокупности не несут, а свидетельствуют о том, что техника была куплена для использования в производственной цели, а не с целью легализации денежных средств, о чем в судебном заседании показали как многочисленные свидетели, так и сам осужденный Шмондин. Причем в этой части показания осужденного, в том числе об использовании приобретенного автомобиля, обосновано не вызвали у суда первой инстанции каких-либо сомнений.

Помимо изложенного, судебная коллегия, отвергая доводы представления, также считает необходимым обратить внимание на то обстоятельство, что от законной деятельности ООО «Г***» получило прибыль около *** рублей (денежные средства поступили на расчетный счет), с которого затем денежные средства перечислялись за приобретенную технику. Таким образом сделать безусловный вывод о том, на какие денежные средства была приобретена техника (*** рублей или *** рубля *** копейка), не представляется возможным. При таких обстоятельствах, оценив представленные стороной обвинения доказательства, суд верно признал недоказанной виновность Шмондина В.И. в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, в особо крупном размере.

В описательно-мотивировочной части приговора в достаточной мере изложено существо предъявленного Шмондину В.И. обвинения, представленным стороной обвинения доказательствам дана подробная и мотивированная оценка в соответствии с требованиями ст.ст.87 , 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Включение в части оправдания в приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность Шмондина В.И., судом не допущено, каких-либо существенных противоречий, о чем ставится вопрос в представлении, не имеется.

В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными доводы апелляционного представления о ненадлежащей оценке доказательств обвинения и о необоснованности приведенных в приговоре выводов суда в части оправдания Шмондина В.И. по п.«б» ч.4 ст.174-1 УК РФ.

Все остальные доводы апелляционных жалоб и представления, а также прозвучавшие в суде апелляционной инстанции аргументы о незаконности обжалуемого приговора, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они либо не имеют правового значения для разрешения настоящего уголовного дела по существу, либо основаны на переоценке доказательств, которые оценены судом по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это предусмотрено ст.17 УПК РФ. Иная оценка этих доказательств сторонами сама по себе не предусмотрена процессуальным законом в качестве обстоятельства, влекущего отмену приговора.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора либо его изменение, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 09 января 2017 года в отношении Шмондина В*** И*** оставить без изменения, а апелляционные жалобу и представление – без удовлетворения.