Знак отличие адвокатов

Автор: | 26.05.2018

У адвокатов появится отличительный нагрудный знак

22 апреля 2015 г. VII Всероссийский съезд адвокатов Российской Федерации утвердил дизайн Нагрудного знака адвоката, который должен стать отличительным атрибутом и официальным элементом корпоративной культуры российских адвокатов. Знак предназначен для ношения лицами, имеющими действующий статус адвоката, при осуществлении ими профессиональной адвокатской деятельности.

Как следует из имеющейся информации, изготовление знаков будет производиться централизованно на Московском монетном дворе. Однако, вероятно, до конца 2015 года знаки не поступят еще в адвокатские палаты.
Адвокатским палатам регионов рекомендовано в срок до 17 апреля 2016 года (день 150-летия начала деятельности российской присяжной адвокатуры) организовать торжественное вручение нагрудных знаков российских адвокатов действующим адвокатам через руководителей адвокатских образований либо непосредственно советами адвокатских палат субъектов России.

Предполагается, что нагрудный знак адвоката должен стать не только символом корпоративного единства, но данью традициям российской адвокатуры, выражением стремления следовать традициям, заложенным еще в дореволюционной России. История адвокатского знака восходит к периоду Судебной реформы императора Александра II. Тогда, чтобы подчеркнуть отличие присяжных поверенных от всех лиц, не принадлежащих к их сословию, Государственный совет 22 января 1866 г. учредил особый знак, серебряный, с изображением герба судебного ведомства в виде так называемого «Столпа Закона» в обрамлении дубового и лаврового венка, который полагалось носить в петлице на левой стороне фрака. Вновь возвращенный в жизнь, нагрудный знак российского адвоката при ношении также будет располагаться на левой стороне груди и носится как на лацкане пиджака, так и на иной одежде. При ношении нагрудного знака адвокат обязан соблюдать требования пункта 2 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката о необходимости придерживаться стиля одежды, соответствующего деловому общению.

Президенту ГРА Г.Б. Мирзоеву поступили поздравительные телеграммы с Днем рождения

На имя Президента Гильдии российских адвокатов, Президента Международной ассоциации русскоязычных адвокатов, ректора Российской академии адвокатуры и нотариата, Заслуженного юриста РФ, д.ю.н., профессора Гасана Борисовича Мирзоева поступают многочисленные правительственные телеграммы и поздравления с Днем рождения.

Гильдия российских адвокатов сердечно поздравляет Г.Б. Мирзоева с Днем рождения!

Сотрудники Гильдии российских адвокатов сердечно поздравляют Г.Б. Мирзоева с Днем рождения!

Всероссийская научная конференция «XXV лет Конституции Российской Федерации: трансформация парадигмы права в цивилизационном развитии человечества

10-11 декабря 2018 года в Центральном доме ученых РАН состоялась Всероссийская научная конференция «XXV лет Конституции Российской Федерации: трансформация парадигмы права в цивилизационном развитии человечества», организованная Институтом государства и права РАН совместно с Ассоциацией юристов России при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.

Состоялось заседание Попечительского совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников

В Доме приемов МИД России 10 декабря 2018 года под председательством Министра иностранных дел России Сергея Лаврова состоялось заседание Попечительского совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом.

Памяти Людмилы Михайловны Алексеевой

8 декабря 2018 года ушла из жизни общественный деятель, правозащитник Л.М. Алексеева.

Г.Б. Мирзоев принял участие в конференции «Конституция 1993 года: вызов России и образ будущего»

5 декабря 2018 г. в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) состоялась конференция «Конституция 1993 года: вызов России и образ будущего», посвященная 25-летию принятия Конституции Российской Федерации.

Знак отличие адвокатов


Авторитет адвоката, его профессия, даже размер гонорара зачастую зависят не только от его мастерства и сложности дела, но и от того, какое первое и последующее общее впечатление адвокат произведет на потенциального доверителя. И это правильно, поскольку безразличный к своему внешнему виду адвокат в большинстве случаев так же поверхностно будет относиться к ведению дела своего подзащитного. Кроме того, неопрятный внешний вид адвоката не добавит ему авторитета в глазах процессуальных противников и судей, может негативно отразиться на его статусе как участника процесса, что, в свою очередь, повлияет на исход дела – и не в лучшую сторону.

Авторская коллекция знаков отличия адвоката
В дореволюционной России отличительным признаком являлся нагрудный знак, который каждый адвокат постоянно носил в лацкане пиджака или сюртука. Стоит отметить, что другие участники процесса – судьи, прокуроры, следователи, заседатели, судебные приставы – также носили нагрудные и подвесные знаки, которые содержали указание на занимаемую ими должность и были утверждены государством.

За последние несколько лет мне удалось собрать занятную подборку из различных юридических артефактов периодов дореволюционной России и СССР, где главным украшением стали знаки, которые носили выпускники юридических вузов, присяжные поверенные, судьи различных инстанций, судебные следователи, приставы и прокуроры в досоветской России. За каждым таким знаком стоит судьба конкретного человека.

К сожалению, лишь единичные знаки имеют надписи, позволяющие идентифицировать их владельца и выяснить его биографию. В частности, на одном из знаков коллекции (на его реверсе и гайке) имеются следующие надписи, сделанные штихелем: «Н.П. Измайлов – М.И. Кесслеру 8.7.1915». «Хорошему и умному человеку и злому адвокату от души желаю счастливого плавания» (здесь и далее – выделения в тексте и цитатах авторские. – Прим. ред.). Видимо, этот знак принадлежал начинавшему в предреволюционный период адвокату М.И. Кесслеру. Никакой информации о его деятельности и дальнейшей судьбе, увы, найти не удалось. Большинство знаков остаются безымянными, однако данное обстоятельство никак не умаляет их ценности и исторической значимости.

Присяжных поверенных в Российской империи было не так много – всего около 13 000 человек, по данным на 1917 г. Чиновников Министерства юстиции, суда, прокуратуры и мировых посредников, которые принимали участие в улаживании незначительных споров, также было значительно меньше, чем сейчас. В России существовало около десяти вузов, выпускавших юристов, а в СССР – около двадцати таких вузов (включая факультеты университетов). Для сравнения, в современной России количество различных государственных и частных учебных заведений юридического профиля доходит до 1200.

В связи с этим подлинных знаков присяжных поверенных, знаков об окончании юридических вузов и должностных юридических знаков сохранилось крайне мало, учитывая тот факт, что в основном они были изготовлены из серебра, имели царскую символику и многие из них в советское время были уничтожены или переплавлены.

Стандартные и нестандартные должностные знаки
После судебной реформы 1864 г. должностные юридические знаки изготавливались небольшими партиями. В частности, в тот период были утверждены единые стандартные изображения должностных знаков: мирового, городского, волостного, станичного судьи, председателей и заседателей этих судов. На аверсе знака указывались должность носителя и изображение герба губернии, на территории которой обладатели знака отправляли правосудие. На реверсе располагался императорский вензель (Александра I или Александра II) и указывались даты утверждения должностей.

Также использовались нестандартные по форме должностные знаки, изготавливаемые кустарно. Стандартные же знаки производились на государственных монетных дворах, а если их не хватало, то в губерниях чеканили свои, которые могли отличаться от утвержденного образца.

Большой, красивый, исполненный в позолоченной бронзе и на массивной цепи знак мирового судьи был утвержден и выпущен в 1865 г. в количестве всего 1800 экземпляров и с тех пор не выпускался, поскольку в 1889 г. должность мирового судьи была упразднена. Знак мирового посредника в позолоте был выпущен за три года до судебной реформы – в 1861 г. – в еще меньшем количестве и встречается на антикварном рынке крайне редко.

Для мундиров чиновников канцелярии Сената, Министерства юстиции, прокуроров, приставов, судей, учащихся и воспитанников юридических учебных заведений изготавливались специальные пуговицы с накладным «столпом закона». Для председателей и членов судебных палат, председателей и членов окружных судов выпускались цепи, состоявшие из чередующихся звеньев, с изображениями «столпа закона» и государственного герба. Для головных уборов чиновников-юристов и их погон также выпускались накладные позолоченные кокарды.

После революции 1917 г. система должностных знаков существенно изменилась, прежние знаки и само изображение со «столпом закона» перестали использоваться. Данное изображение вновь появилось на знаках различных государственных юридических и правоохранительных ведомств, а также российской адвокатуры только в начале 90-х годов XX в.

Поскольку интерес к данной теме возрос, все чаще стали появляться различные подделки и современные копии подобных знаков. В частности, столкнулся с этим на выставке, которая проводилась в здании Московского городского суда в 2013 г. Подделки также встречались в антикварных магазинах г. Москвы и российских регионах. Однако по уровню исполнения они далеки от подлинников, изготовленных более сотни лет назад.

Нагрудный знак присяжного поверенного
Нагрудный знак присяжного поверенного был утвержден Временными правилами внутреннего распорядка в судебных установлениях, принятыми Государственным советом 22 января 1866 г. Изображение знака высочайше утверждено 31 декабря 1865 г. императором Александром II на основании представления министра юстиции России Н.И. Замятина и решения Государственного совета. Согласно Правилам, «знак изготовлялся из серебра, с изображением герба судебного ведомства, окруженного дубовым венком».

Читайте так же:  Книги пособия по живописи

Особое отличие знака адвоката от других знаков Министерства юстиции заключалось в том, что на рисунке, утвержденном Александром II в приложении № 42846 к тому XL отделения 2 Полного собрания законов Российской империи, левая часть венка выполнена из листьев дуба, а правая – из листьев лавра.

В справочнике «Должностные знаки Российской империи» (Мельник Г.К., Можейко И.В. М., 1993. С. 181) есть его описание: «Знак присяжного поверенного. Размер 35х40 мм. Серебро позолоченное. Лицевая сторона: столп закона, обрамленный венком из дубовых и лавровых листьев, связанных снизу лентой. Оборотная сторона: гладкая, с булавкой для крепления знака к одежде».

«Столп закона», или так называемый «сенатский чекан»,– историческая российская эмблема (с 1801 г.) всех правоохранительных организаций, представляющая собой увенчанную императорской короной колонну с прямоугольным щитком с надписью «ЗАКОНЪ». Колонны были дорические – с утолщением посередине и ионические – прямые с небольшим сужением к вершине. На некоторых знаках корона империи находится на уровне окончания венка, на других – выше. Венки были трех видов: дубовые, лавровые и смешанные.

Специализированные фирмы и ювелиры изготавливали как крупноразмерные знаки, так и фрачные (уменьшенные) знаки из серебра и бронзы, как единым штампом, так и наборные – из нескольких составных частей. На серебряных знаках ставились клейма пробы и мастера-изготовителя. Каждый вступавший в ряды поверенных имел право заказать такой знак по утвержденному образцу, поэтому практически не встречается двух одинаковых по форме знаков, но все их элементы соответствуют исходному образцу 1866 г.

Есть также знаки, имеющие порядковый номер, различные надписи личного характера. Полноразмерные знаки имели крепление в виде винта с серебряной закруткой. Фрачные знаки крепились на заколке в виде «английской булавки».

Вышеуказанными Правилами также устанавливалось: «В публичных заседаниях… присяжные поверенные обязаны быть в черных фраках, имея в петлице знак, присвоенный их званию… Знак присяжных поверенных серебряный, с изображением герба судебного ведомства, окруженного венком из дубовых и лавровых листьев, связанных снизу лентой. Знак этот носится в петлице на левой стороне фрака».

Нагрудный знак присяжного поверенного Российской империи были обязаны носить в петлице на левой стороне фрака все присяжные поверенные, участвуя в судебных заседаниях. Этот знак присутствует на всех парадных портретах адвокатов Российской империи. Это был обязательный элемент корпоративной культуры российских адвокатов, знак их сословного отличия.

В 1878 г., когда начались гонения на адвокатуру со стороны государственных органов, известный адвокат В.Д. Спасович писал: «…никогда я не чувствовал себя бодрее; никогда еще не ощущал в себе больше гордости, что ношу знак, на котором изображен столп, но на этом столпе написано мелким шрифтом “законъ” под короною. Никогда еще не гордился я больше тем, что принадлежу к сословию петербургской адвокатуры, что посвятил себя этой опальной ныне профессии…».

Присяжные поверенные в округе Одесской судебной палаты настолько уважали и ценили свой нагрудный знак, что носили его даже после установления советской власти, выпилив со знака корону Российской империи.

Современные знаки отличия адвокатов
В советские времена практически не выпускались знаки на адвокатскую тематику. Удалось найти только несколько подобных знаков, изготовленных из неблагородных металлов и выпущенных к юбилейным датам советских адвокатских образований. Знаков отличия с адвокатской символикой также практически не выпускалось.

Постсоветские адвокатские образования создали множество знаков, напоминающих первозданный российский адвокатский знак. Качеством геральдического искусства отличается, например, на мой взгляд, знак члена АП Московской области, в которой я имею честь состоять. Для адвокатов АБ «АВЕКС ЮСТ» были заказаны по образцу знака АПМО, выполненного из неблагородного металла, знаки из серебра, которые выглядят намного эффектнее исходного образца и более заметны на одежде. Недавно сделан заказ на изготовление знаков с зарегистрированной в официальном порядке символикой нашего адвокатского бюро в виде спасательного круга, которые будут являться нашим отличительным элементом одежды.

Однако при наличии множества адвокатских наград, знаков отличия за мастерство и достижения у российской адвокатуры до сих пор отсутствует единый знак адвоката, который служил бы таким же необходимым подтверждением наличия адвокатского статуса, как удостоверение адвоката. Это свидетельствует, на мой взгляд, о неполной преемственности традиций в адвокатуре, о недостатке корпоративной культуры.

Единый нагрудный знак российского адвоката
Вопрос об утверждении единого нагрудного знака российского адвоката поднимался в преддверии 140-летия адвокатуры, однако дальше обсуждений идея не продвинулась. Полагаю, что в целях возрождения лучших традиций российской адвокатуры к 150-летнему юбилею российской адвокатуры необходимо ускорить разработку, утверждение рисунка и положения о выдаче, а также осуществление выпуска единого нагрудного знака российского адвоката.

Для этого предлагаю следующее.

1. Комиссия: создать комиссию по разработке такого знака и привлечь к участию в ней историков адвокатуры, специалистов в области геральдики и медальерного искусства.

2. Дизайн: оставить прежний рисунок знака (образца 1866 г.), заменив корону на вершине «столпа закона» чашей с пламенем, а надпись на щитке – обозначением «АДВОКАТ».

3. Финансирование: изготавливать знаки за счет средств ФПА и региональных палат на государственных монетных предприятиях по единым образцам двух видов: полноразмерный – 35×40 мм (в благородном металле — бронзе, серебре и серебре с позолотой) и фрачный – 10×15 мм (из бронзы с серебрением и позолотой).

4. Крепление: в целях знак надежности должен крепиться на двух штифтах диаметром до 1 мм, чтобы не портить одежду. Для женщин можно изготовить знак с креплением на застегивающейся булавке. Фрачный знак необходимо снабдить штифтовым креплением или изготовить в виде заколки наподобие «английской булавки».

5. Право ношения: выдавать один полноразмерный знак и по три фрачных лицу, получившему или уже имеющему статус адвоката. На полноразмерный знак штихелем наносить регистрационный номер адвоката, указанный в реестре.

6. Обязанность ношения: адвокат обязан носить нагрудный или фрачный знак при участии в отправлении правосудия или в иных публичных мероприятиях.

7. Лишение знака: при исключении из адвокатуры по порочащим основаниям лишать права ношения и хранения выданных знаков. При прекращении статуса адвоката по другим основаниям разрешить хранить выданные знаки и носить фрачный. При утере полноразмерного знака дубликат выдавать, только если знак был утерян не по вине адвоката.

8. Материал: разработать и утвердить положение о трех вариантах единого знака: в бронзе, серебре и золоте. Вновь принятым адвокатам выдавать знак в бронзе; адвокатам, имеющим 10-летний стаж профессиональной деятельности (или особые заслуги при стаже адвокатской деятельности не менее 7 лет), – в серебре; адвокатам, имеющим 20-летний стаж профессиональной деятельности (или особые заслуги при стаже не менее 15 лет), – в серебре с позолотой.

Одновременно с этим целесообразно изменить утвержденную в 2002 г. форму адвокатского удостоверения, заменив изображение российского герба на обложке и внутренней странице изображением знака адвоката. Это подчеркнет, что адвокатура отделена от государства и является самостоятельным независимым общественным институтом, созданным в целях защиты прав, свобод и интересов граждан. К тому же срок действия многих удостоверений, выданных в 2002 г., был рассчитан на 10 лет, в связи с чем назрела острая необходимость в их замене новыми.

Форменная одежда для адвокатов
Кроме того, стоит обратить внимание на то обстоятельство, что российская адвокатура до сих пор не приняла решения по поводу единой формы одежды для адвокатов, в отличие от наших иностранных коллег. Единую форму одежды имеют судьи, прокуроры, следователи. В настоящее время только адвокаты, участвующие в судебном заседании, одеты «кто во что горазд». Порой одежда адвоката совершенно не соответствует его статусу и вызывает недоумение как у других участников процесса, так и у присутствующих в зале заседания граждан, что не лучшим образом сказывается на авторитете адвоката и уважении общества к институту адвокатуры в целом.

Нельзя не отметить, что работа в этом направлении уже ведется. Так, некоторое время назад в судебном заседании я встретил коллегу, чье адвокатское образование разработало дизайн и заказало пошив форменной одежды с собственной символикой.

Однако в ближайшее время необходимо создать единую форму одежды для адвокатов. Например, накидку в виде мантии зеленого или синего цвета из качественного и немнущегося материала, которую можно было бы без труда переносить с собой в чехле и надевать поверх одежды непосредственно перед судебным заседанием. Затраты на это будут минимальные, а эффект от этого – значительный.

В связи с введением единого знака адвоката, изменением формы адвокатского удостоверения и введением единой формы одежды также необходимо внести соответствующие дополнения в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», дополнив его статьей «Нагрудный знак, мантия, форма удостоверения адвоката».

Формирование коллекции артефактов
Предлагаю совместными усилиями начать формирование общедоступной коллекции артефактов на адвокатскую тематику для постоянного экспонирования в ФПА РФ и региональных адвокатских палатах, а также на различных юридических мероприятиях, что послужит повышению интереса к истории адвокатуры, продолжению развития знаковых традиций и преемственности в адвокатуре.

Буду признателен за любые комментарии и предложения коллег по теме, а также рассчитываю на обсуждение данного вопроса в ФПА РФ.

Нагрудный знак российского адвоката

На предложение руководства Адвокатской палаты Белогородской области заказать себе нагрудный знак адвоката, я, безусловно, согласился, так как это было предложение от которого нельзя было отказаться.

На выбор мне было предложено заказать знак из обычного, недрагоценного металла, из серебра и из золота. Я принял решение заказать наградный знак из серебра, так как оно мне ближе к сердцу. Стоимость знака из серебра составила 1200 (одну тысячу двести) рублей, что в общем то не много.

Читайте так же:  Образец приказа о назначении начальника отдела

Направив платежное поручение в банк, я решил уточнить в Адвокатской палате когда же можно будет его получить? От последовавшего ответа: «Он будет изготовлен только в следующем 2016 году. »- мне немного взгрустнулось, так как примерить его хотелось уже сейчас.

Давно хотел носить знак отличия, подчеркивающий высокий статус адвоката. И вот, этот день настал. 6 мая 2016 года, под расписку, в Адвокатской палате, я получил долгожданный знак.

Начну, наверное с комплектации, т.е. с тех предметов, которые прилагались к знаку. На руки мне были выданы две картонные коробочки, в одной из которых находился сам знак, завернутый в оберточную бумагу, а в другой маленький черный футлярчик под него, что выглядело очень мило.

В дополнение к коробочкам мне был выдан сертификат подлинности размером 50Х50 мм, за подписью Директора Московского монетного двора Гознака К.Г. Жаворонкова, который подтверждает, что значок «Знак адвоката» изготовлен из драгоценного металла, в моем случае из серебра.

Размер значка составляет 20х16 мм, и визуально он выглядит не больше 10-ти копеечной монеты.

На моей белой рубашке значок выглядел малозаметным, так как сливался с пуговицами, однако, примерив его на костюм и на серую рубашку, на нем можно было рассмотреть, даже издалека, и фасции и императорскую корону.

Сам значок приятный на ощупь, практически невесомый, и его не чувствуешь на одежде. Его ношение вселяет уверенность, подчеркивает статус, и вдохновляет.

Значок, лично у меня, вызывает чувство гордости за то что я служу в адвокатуре, защищая граждан, их права и законные интересы.

Р.S.: Интересно коллеги, получили ли вы значок? Какие у вас возникли чувства и впечатления от Знака адвоката, и носите ли вы его?

Адвокат Кан Эдгар

Американский ученый, адвокат (гражданские дела), правозащитник и публицист. Кан Эдгар родился в семье профессиональных юристов. Последовательно обучался в колледже, Кембриджском и Йельском университетах, Йельской школе права. Получил ученые степени доктора права и доктора философии. Долгое время отдал государственной службе, был экспертом по вопросу защиты гражданских прав при администрациях президентов Кеннеди и Джонсона. Заслуги Эдгара отмечены премией Джефферсона и знаком отличия Верховного суда. После того, как в 1970 году Кан вышел в отставку он всю свою энергию направил на популяризацию правозащитного движения. Затем адвокат увлекся идеей клинического юридического образования, призванной ликвидировать разрыв между теоретическими занятиями и практическим опытом. Адепты клинического образования призывают создавать учебные заведения для юристов по образу медицинских академий, когда на последних курсах будущие врачи начинают работать интернами в подшефных больницах, получать практический опыт.

Кан также реанимировал идею Банка времени, разработанную и благополучно похороненную в Советском Союзе. По сути, банки времени являются альтернативой буржуазной экономической модели, которая по убеждению многих уничтожает духовную составляющую в отношениях между людьми, вынуждая их ради получения прибыли, жертвовать личностными отношениями. Банк времени берет за основу прибавочной стоимости не объем вложенных инвестиций, а реальное количество часов, затраченных исполнителем на изготовление товара или оказание услуги, так как время, в отличие от сырья или денег, величина неизменная и одинаково доступный каждому капитал. Оказав услугу участнику Банка времени и затратив на это часть своего времени, исполнитель увеличивает свой лимит. На сгенерированные таким образом часы, он может нанять репетитора для своего ребенка, или воспользоваться услугами домашнего мастера. По сути банки времени выстраивают альтернативную модель деловых отношений, в которых лидирует не конкуренция, а взаимовыгодное партнерство.

Адвокату Кану Эдгару удалось создать новый, перспективны вид паравалюты – таймдоллар.

Большое спасибо Вам за Ваше внимание и ответ.

Юристы и адвокаты: в чём разница? (часть вторая, фактическая)

И, как могли убедиться, отличий не так уж и много. По сути дела, существенное — только одно.

Что же касается фактических отличий, то они гораздо более весомые.

Вторая часть. Юристы и адвокаты: отличия фактические.

Главное отличие любого адвоката от юриста в следующем.

Образ мыслей. Менталитет.

Юрист созидает и создаёт.

Мысли юриста сориентированы на созидание.

Юрист стремится помочь клиенту, формируя для него юридически правильную позицию. Он эту позицию выстраивает, созидает.

Адвокат же разрушает, а не создаёт.

Он, безусловно, тоже помогает клиенту. Но помогает ему «от обратного», разрушая позицию противоположной стороны. Адвокат опровергает, выискивая слабость доводов оппонента, через это формируя и отстаивая своё представление ситуации.

И, хотя его желания и мысли также направлены на построение собственной правовой позиции от имени клиента, но суть такой позиции почти всегда в развенчивании аргументов и утверждений противной стороны. Задача адвоката — это развалить до основания, до фундамента, «здание позиции» оппонента, после чего на освободившемся месте, используя или не используя оставшийся фундамент, построить нечто своё, отличное от оппонента.

Почему так, давайте разбираться.

Адвокат изначально, по определению, человек, который трудится только сам на себя.
Один из московских адвокатов, с которым мне довелось сотрудничать, с определёнными пиар-регалиями, ключевой партнёр одной из московских коллегий адвокатов, гордо сравнивал адвокатов с волками. Дескать, поскольку рыщут и ищут везде себе добычу, как волки.
В чём-то он, безусловно, прав. Но у этой правоты есть оборотная сторона, в которой заложена основная беда адвокатского бизнеса.
Адвокаты изначально, по своей природе, одиночки. Так устроен их бизнес. Поэтому у адвокатов, как правило, нет полноценной стабильной команды, нет организации. Они не желают платить команде, не желают ни с кем делиться. Ни деньгами, ни славой, ни вниманием. Безусловно, они вынуждены это делать, поскольку сами не могут объять всё. Но стараются сделать это в самых минимальных масштабах.

Показателен следующий момент.
Клиенты, когда хотят обратиться к услугам адвоката вообще, как правило, свой поиск направляют на поиск коллегий адвокатов. И обращаются затем именно в выбранную коллегию адвокатов. Но мало кто из клиентов знает, что хотя коллегия адвокатов и юридическое лицо, но договор на оказание юридических услуг, клиент заключит не с юридическим лицом «коллегия адвокатов такая-то», а с конкретным адвокатом. И ответственность за качество оказываемых услуг будет нести не коллегия, а конкретный адвокат.
Вот и получается, что хоть адвокаты вроде бы и относятся к конкретной коллегии, юридическому лицу, но при этом каждый из них — сам по себе. Это к вопросу про «организованность» адвокатов. Да, есть адвокатские бюро, но их значительно меньше, нежели коллегий адвокатов.

По моим длительным наблюдениям, адвокат по своей природе не способен создавать собственную стабильную команду на долгий срок и, самое главное — не умеет работать в команде. В отличии от юристов. Безусловно, есть исключения, но такие редкие, что только подтверждают написанное.

Именно поэтому адвокаты строят свой бизнес так, чтобы заниматься только теми делами, в которых результат возникает как можно скорее. Делами, где оплата, деньги, появляется как можно раньше, чаще и больше, а клиент показывается на глаза как можно реже. И отношения с клиентом прекращаются как можно быстрее.
В этом квинтэссенция юридической деятельности адвоката. Под это и заточен образ мыслей адвоката.

И самое оптимальное для подобного образа мыслей — это судебные разбирательства или споры.
Та зона приложения юридических усилий, где для непосвящённого всё опутано юридическим туманом, где обычному человеку, неспециалисту, самостоятельно разобраться и что-либо сделать правильно очень непросто.
Проблема переходит в суд тогда, когда она достигает своего пика, кульминации. Именно на этом пике чаще всего можно встретить адвокатов. Они всегда делают основной упор своей деятельности на представительстве интересов в суде. В той точке, когда клиенту просто-напросто некуда деваться. Ему надо идти в суд, где он ничего не знает, где самостоятельно он, скорей всего, не достигнет нужного ему результата. И вот в этой точке клиент (пока ещё потенциальный), начитавшийся книг и насмотревшийся телепередач и детективных фильмов, вспоминает и выстраивает логическую цепь: «проблема — суд — адвокат».

Он вспоминает про адвоката. А адвокат только того и ждёт.

Он ожидает клиента именно с судебной проблемой, то есть проблемой, которая добралась или вот-вот доберётся до суда. Клиента, который уже созрел для того, чтобы тратить свои деньги на решение судебной проблемы. И адвокат, понимая это, будучи типичным предпринимателем от юриспруденции, старается продать свои услуги клиенту максимально дорого.
Что же касается суда, то в суде любая проблема решается кардинальным образом: либо победил, либо проиграл. И при этом ключевая задача каждой стороны — убедить суд, что другая сторона неправа, иными словами — разрушить позицию другой стороны.
Можно конечно заявлять, что стороны не разрушают позицию другой стороны, а выстраивают свою, но если копнуть глубже, то становится понятно, что выстраиванием своей позиции преследуется ни что иное как разрушение позиции противоположной стороны.
В суде ни одна из сторон не ищет компромиссов, ни одна из сторон не стремится к созиданию, в суде это априори невозможно. Просто потому, что не затем туда обращаются. Компромиссы и созидание — это досудебные взаимоотношения. А любой компромисс в суде — это всё равно чьё-либо поражение, разрушение чьей-либо позиции.

Читайте так же:  Налог на имущество физических лиц является прямым

А что юристы, спросите вы, которые неадвокаты? Разве они не также действуют?

А юристы, то есть те специалисты по правовым вопросам, которые, как я, имеют иной образ мыслей, нежели адвокаты, которые, как я, не стремятся получить «адвокатские корочки», — вот такие юристы занимаются всем спектром юридической деятельностью. И лишь часть такой работы составляют судебные разбирательства.
Более того, судебные тяжбы у юристов — та часть работы, которой должно быть мало. От неё сложно избавиться, но к этому надо стремиться. Судебные тяжбы, на мой взгляд, не самая важная составляющая работы уважающего себя юриста-профессионала.
Самая важная работа у юристов — созидательная юридическая работа, работа, исключающая появление судебных тяжб.
Задача юриста — добиваться формирования для клиента такой юридически правильной позиции, зная о которой, ни один контрагент не посмеет посягнуть на права и интересы клиента, поскольку будет понимать, что любое посягательство изначально невыгодно и обречено на провал.
Это чрезвычайно кропотливая работа, результат которой измерить и оценить очень сложно.

Наглядный пример из свежайшей практики.

Договор поставки оборудования на сумму свыше 3 млн. Евро. Содержащий небольшую неточность в определении сроков поставки. Неточность техническую, обусловленную тем, что редакция договора несколько раз менялась, договор переподписывался с разными уточняющими правками, стороны же, как водится, друг друга заверяли в том, что намерены добросовестно исполнить свои обязательства по факту, даже если что-то не так написано в договоре.
Оборудование фактически поставлено в полном объёме. Покупатель до конца не рассчитался, задолжав порядка полумиллиона Евро.
Но из-за этой неточности у покупателя есть зацепка в порядке исчисления сроков. И он, недолго думая, забыв обо всех договорённостях, которые имели место, но не были оформлены надлежащим образом, обращается в суд с иском о взыскании неустойки в размере, превышающем 1 млн. Евро.
Работа юриста должна была заключаться в том, чтобы проверить правильность текста договора перед подписанием, а всем устным договорённостям придать надлежащую форму. Какая, казалось бы, ерунда! И работы-то — всего ничего, пустяк.
Но эту работу никто не сделал. По причине отсутствия юриста у клиента на тот момент. По причине нежелания платить юристу.
В итоге возникла весьма высокая вероятность взыскания с клиента 1 миллиона Евро. Ну и плюс к этому дополнительная отсрочка по времени по оплате задолженности в размере 0,5 млн Евро, поскольку взыскать этот долг до разрешения дела по уже поданному иску со стороны покупателя не получится.
Если бы всё было сделано надлежащим образом изначально, то ни о какой неустойке не могло бы и речи быть, поскольку не было бы ни одного основания для заявления о просрочке поставки.
Получается, что гипотетический эффект от надлежащей работы юриста можно грубо оценить как равный 1 миллиону Евро. Неплохо, правда? Учтите ещё и то, что не было бы необходимости ждать взыскания 500 000 Евро задолженности с покупателя.

А теперь же надо решать вопрос в суде.
Согласитесь, что при оформлении договора к услугам адвоката (не юриста) уж точно никто бы не прибег, такой мысли даже не возникло бы. Если уж на юристе сэкономили, а адвокаты же — это «каста», они в судах работают, чего им мараться договорами.
Однако сейчас, поскольку дело в суде, вопрос о привлечении адвоката уж точно не выглядит чем-то неправильным и излишним. Но адвокату же за процесс надо платить! Гонорар адвоката будет измеряться примерно от 5 до 10% суммы иска, понимая, что адвокат не может гарантировать выигрыш спора, поскольку формально пока истец-то прав.
Адвокату в процессе ничего не останется как пробовать пытаться сломать позицию противной стороны, доказывая, что просрочки не было, что оснований для неустойки нет, поскольку воля сторон была направлена на иные сроки выполнения договора и т.п.
Давайте оценим:
— прибегнув своевременно у услугам юриста, то можно было бы с абсолютной уверенностью утверждать, что, заплатив за правовое обслуживание, порядка 80 000 — 150 000 рублей (использую суммы стоимости своих услуг) за тот месяц, в котором окончательно подписывался договор, можно было бы избежать риска потери 1 000 000 Евро;
— прибегая же к услугам адвоката сейчас, абсолютно точно не меньше 1 000 000 рублей будет уплачено за его услуги, и при этом риск потери 1 000 000 Евро всё равно остаётся высоким.
Мне кажется, объяснять, что же является более выгодным для клиента: услуги юриста или услуги адвоката, излишне, поскольку эффект созидательной деятельности юриста, заметно выше чем эффект от разрушительной деятельности адвоката. Вы согласны?

Но, безусловно, эффективная созидательная юридическая деятельность по силам лишь профессионалам высочайшего уровня, к которым отношу себя.

Вот в итоге мы добрались к тому, в чём состоит ключевое практическое отличие юриста от адвоката или адвоката от юриста.

У юриста и адвоката по факту — разные цели и задачи, которые обусловливают у каждого свой образ мыслей и способы взаимодействия с клиентами.

Адвокат в подавляющем большинстве случаев не занимается позитивной, созидательной деятельностью, в отличие от юриста.

Адвокаты судятся. И судятся они по тем материалам дел, которые сформированы до них другими лицами.

Адвокаты не принимают участия в созидании. Цель адвоката — разрушать и воевать. Их главная задача — либо убедить клиента затеять спор и участвовать в споре, либо сразу участвовать в споре.

Главная же задача профессионального юриста — сделать так, чтобы никакого спора не возникло, а если спора избежать не удаётся, то сделать так, чтобы его разрешение ограничилось внесудебным общением между сторонами на обычных переговорах. И только в крайнем случае — перевод спора в судебную плоскость.
При этом юристы изначально помогают своим клиентам выстраивать такие отношения, где вероятность возникновения споров сводилась бы к нулю.

Как бы это дико не прозвучало, но для самого адвоката, по большому счёту, неважно, какой результат он, а точнее, его клиент, получит в результате всей его работы в суде.
Почему так?
Да потому, что адвокат по своей природе — сутяжник, а не юрист-созидатель. И клиентом не занимался на досудебной стадии с тем, чтобы исключить доведения ситуации до суда. Он не формировал поведение клиента так, чтобы максимально исключить вероятность возникновения. А коль адвокат ничего не делал для клиента, то и он не может отвечать за весь тот бэкграунд клиентского вопроса, с которым клиент «докатился» до суда. А бэкграунд клиента может быть разный.
Получится у адвоката при имеющемся бэкграунде выиграть дело — отлично! Он запишет себе это в актив. Это будет распиарено. И про «гонорар успеха» обязательно зайдёт речь.

Ну а уж если не получится, тогда клиенту объяснят, что клиент сам виноват, поскольку изначально всё делал неправильно, что бэкграунд его дела оказался настолько плох, что все неимоверные усилия адвоката, которые он предпринял, не привели к нужному результату.
Именно поэтому адвокаты никогда ничего не гарантируют. Никогда и ни за что не отвечают. Они иногда обещают, что постараются выиграть дело в суде, чтобы заполучить клиента, но как только его заполучают, так сразу начинают «стелить соломку» себе, вещая клиенту, насколько непростым оказалось по факту его дело.

Из всего изложенного вытекает ещё одно отличие адвоката и юриста.
Отличие в ключевых показателях оценки успешности деятельности адвоката и юриста, в так называемых KPI (КиПиАй).
У адвоката основные КиПиАй в том, сколько судебных процессов он провёл и сколько судебных процессов выиграл. Чем больше, тем лучше. В обоих случаях.

А у юриста?
У юриста основной его КиПиАй тоже количество судебных процессов. Только наоборот. Чем меньше дел у юриста дошло до суда, тем лучше.
Дело в суде — это минус работе юриста.

Заканчивая выяснять, в чём разница между юристом и адвокатом, хотелось бы привести слова бывшего Нью-Йоркского окружного прокурора Рудольфа Джулиани (до 2001 г. — мэр Нью-Йорка).

Хороший адвокат или прокурор должен выигрывать свою партию до суда, пока «клещи» правосудия не сомкнулись на тонкой шее обреченного.

Да, речь про адвоката и прокурора, и, соответственно про уголовный процесс, но надо учесть, что это слова представителя англо-саксонской правовой системы, где совершенно точно между понятиями «юрист» и «адвокат» можно поставить знак равенства, в отличие от правовой системы, сложившейся в настоящее время в Российской Федерации.

Позиция верная но спорная -в части саморекламы автора -Юристов много -но иногда коммерция и нажива -реально -цель . Адвокаты намного более корыстны, чем больше заседаний- тем лучше и могут затягивать процессы максимально- ходатайствуя об экспертизах и прочими уловками и неуловками. Юристы в отличие от адвокатов реже используют клиента как дойную корову- Если есть остатки совести в наш материальный век.В России и Украине адвокатская реформа -выкачка денег в Адвокатские коллегии и адвокатам -помагающим Юристам стать адвокатами, но Малозначительные споры- до 172 000 гривен в Украине и по определению суда -до 800 00 гривен -Лазейка для Нормальной работы Юристов в правовом поле.Юристу комфортнее работается на предприятии в коллективе, адвокат в своем офисе -часто арендованном культивирует культ личности -спорный культ -уважения достойны немногие адвокаты -ремесленники.

Скажу лишь следующее: «Орфография и пунктуация комментирующего сохранены.»