Полномочия генерал-прокурора при петре 1

Автор: | 27.02.2018

Полномочия генерал-прокурора при петре 1

1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ПРОКУРАТУРЫ В ПРАВЛЕНИЕ ПЕТРА I .

Основателем органов прокуратуры и прокурорского надзора в России считается Петр I. Общая централизация и бюрократизация системы власти, характерная для становления абсолютной монархии в период его правления, привела, во-первых, к потребности в создании органа по контролю и надзору за состоянием законности, а во-вторых, к необходимости пресечения и предупреждения возросшей преступности среди должностных лиц.

Первым в России специализированным контрольным ведомством с отдельными надзорными полномочиями была учрежденная указом от 2 марта 1711 г. фискальная служба. За образец этой службы Петр I взял государственные органы Германии, а модель такой должности была заимствована в Швеции. Назначение ее состояло в том, чтобы «. над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также сбор казны и прочего». [1] При Сенате учреждается должность обер-фискала , назначаемого государем, получавшего возможность осуществлять надзор за деятельностью государственного аппарата, используя систему фискалов. В их основную обязанность входило «тайно проведывать, доносить и обличать» о всех нарушениях закона, злоупотреблениях и воровстве и всем прочем, что «во вред государственному интересу может быть». С этой целью они принимали «доносы» от частных лиц, имели право входить в присутственные места, требовать для просмотра дела и документы, и объяснения чиновников. [2] Должности фискалов учреждались при всех центральных и местных органах: коллегиях, канцеляриях, судах и др., при губернских правлениях, провинциях, городах. Фискальная служба являлась секретной, к фискалам предъявлялись высокие моральные требования.

Довольно скоро оказалось, что в деятельности самой фискальной службы множество недостатков. Пользуясь весьма широкими полномочиями и не чувствуя должной ответственности, многие фискалы не прочь были поживиться за счет тех мест, при которых они состояли, погрязнув в лихоимстве и злоупотреблениях. Они не получали материального обеспечения от казны, что провоцировало взяточничество. Их стали почти открыто ненавидеть, так что само слово «фискал» люди относили к таким же бранным, как, например, «шпион», «доноситель». Сам император вынужден был признать, что чин фискала «тяжел и ненавидим».

Кроме того, оставался без контроля и присмотра высшей государственный орган — Правительствующий сенат. Предпринятые в 1715—1721 гг. усилия по организации действенного контроля за высшей властью оказались неудачными. В то же время такой контроль был особенно актуален в условиях невиданной прежде интенсификации законодательного процесса. Правда, иногда император поручал контролировать сенатскую деятельность своим наиболее доверенным лицам, таким, как генерал-ревизор Зотов и обер-секретарь Сената Щукин, и даже отдельным офицерам гвардии. Но эти функции они выполняли временно, эпизодически, что не удовлетворяло Петра I.
Император понимал, что нужно создать новое учреждение, стоящее как бы над Сенатом и над всеми другими государственными учреждениями. Из сочетания названных потребностей в январе 1722 г. и возникла российская прокуратура.

Как название, так и исходный замысел нового государственного учреждения был заимствован, в первую очередь, из Франции, где п рокуратура как государственный институт возникла впервые — 25 марта 1302 г. Но в итоге за отечественными прокурорами не были закреплены присущие соответствующему французскому институту уголовно-процессуальные полномочия. Российская прокуратура начинала складываться как ведомство, подчиненное непосредственно верховной власти и призванное осуществлять надзор за деятельностью правительственных учреждений.

12 января 1722 года оказалось знаменательной датой в истории Российского государства. В тот день царь подписал указ, направленный на улучшение деятельности всех органов государства. В нем определялись обязанности сенаторов, предписывалось присутствовать президентам некоторых коллегий в Сенате, устанавливалась ревизион-коллегия и учреждались при Сенате должности генерал-прокурора, рекетмейстера, экзекутора и герольдмейстера. Петр предложил представить ему кандидатов на эти должности.

В Именном Высочайшем Указе Петра 1 Правительствующему Сенату отмечалось: «Надлежит быть при Сенате Генерал-Прокурору и Обер-Прокурору , а также во всякой Коллегии по Прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-Прокурору «. Спустя несколько дней были введены должности прокуроров и при надворных судах. Уже 18 января 1722 года он назначает на должность генерал-прокурора графа Павла Ивановича Ягужинского , одного из «птенцов гнезда Петрова», генерал-аншефа, обер-шталмейстера , кабинет-министра и дипломата, кавалера всех высших орденов Российской империи. Ближайшим помощником Ягужинского , обер-прокурором Сената, этим же указом был определен Григорий Григорьевич Скорняков-Писарев, выдвинувшийся из среды гвардейских офицеров. Он уже имел опыт в Тайной канцелярии, и особенно отличился при ведении следствия по ряду политических дел.

При создании прокуратуры Петром 1 перед ней ставилась задача «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония». В этом же указе Петр писал: «Ныне ни в чем так надлежит трудиться, чтобы
выбрать и мне представить кандидатов на вышеписанные чины, а буде за
краткостью времени всех нельзя, то чтобы в президенты коллегий и в генерал и
обер-прокуроры выбрать; что необходимая есть нужда до наступающего
карнавала учинить, дабы потом исправиться в делах было можно; в сии чины
дается воля выбирать изо всяких чинов, а особливо в прокуроры, понеже дело
нужное есть». [3]

На прокуратуру была возложена обязанность осуществлять наблюдение за соблюдением законов поднадзорными ей государственными органами. В случае установления нарушений законов прокуратура предлагала соответствующим лицам и учреждениям устранять эти нарушения, опротестовывала незаконные решения. Важным участком работы прокуроров был надзор за соблюдением законов в арестантских домах, тюрьмах.

По структуре петровская прокуратура делилась на две части — сенатскую и синодальную, а те, в свою очередь, на два уровня. Высший уровень составили независимые друг от друга генерал-прокуратура Правительствующего Сената и обер-прокуратура Святейшего Синода. Генерал-прокурору и обер-прокурору подчинялись прокуроры при коллегиях Сената. Генерал-прокурор и обер-прокурор могли быть назначены и отстранены только монархом. Низший уровень составляли подчиненные им прокуратуры коллегий, Главного магистрата, надворных судов и Монастырского приказа. В то же время должности прокуроров не предусматривались в единолично управлявшихся центральных ведомствах — канцеляриях. По замыслу Петра I прокуратура не финансировалась как отдельное ведомство, ее должностные лица должны были получать жалованье из бюджетов поднадзорных учреждений. [4]

По первоначальному замыслу Петра I , генерал-прокурор должен был выступать в роли высшего должностного лица в государственном аппарате, в руках которого сосредоточивался бы надзор за правильным и законным ходом управления страной, и прежде всего ее центральными учреждениями. Предполагалось, что генерал-прокурор должен стоять на страже интересов государя, государства, церкви и всех граждан, которые не могут сами защитить свои интересы. Однако в ходе дальнейшей работы над указом о функциях прокуратуры Петр отказался от таких всеобъемлющих обязанностей генерал-прокурорской должности. Центр тяжести переносился исключительно на надзирающую роль генерал-прокурора за деятельностью всех государственных органов, и прежде всего Сената.

С первых же дней образования прокуратуры Петр I дал понять всем сенаторам, какое место он намерен отвести прокурору в государственных делах. Представляя сенаторам первого генерал-прокурора, он сказал: «Вот мое око, коим я буду все видеть. Он знает мои намерения и желания; что он заблагорассудит, то вы делайте; а хотя бы вам показалось, что он поступает противно моим и государственным выгодам, вы однако ж то выполняйте и, уведомив меня о том, ожидайте моего повеления». [5]

Эта же мысль Петра нашла отражение и в указе от 27 апреля 1722 года «О должности генерал-прокурора». Этот указ устанавливал основные обязанности прокурора, его полномочия по надзору за Сенатом, руководству подчиненными органами прокуратуры. Указ предписывал, что «генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах, которые к сенатскому рассмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потеряния времени, по регламентам и указам отправлял, разве какая законная причина ко отправлению ему помешает, что все записывать повинен в свой юрнал ». Прокурору вменялось в обязанность наблюдать также за тем, чтобы в Сенате «не на столе только дела вершились, но самым действом по указам исполнялись», а также «накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал». Если генерал-прокурор обнаруживал, что Сенат нарушает законы, то он обязан был предложить Сенату исправить ошибку, а если не послушает — «протестовать и оное дело остановить». В указе отмечено: «И понеже сей чин — яко око наше и стряпчий о делах государственных, того ради надлежит верно поступать, ибо перво на нем взыскано будет». Прокуроры имели назначение выполнять роль «взыскателей наказания» и одновременно «защитников невинности». [6]

Положение первого генерал-прокурора было непростым. Основное внимание в своей прокурорской деятельности Ягужинский сосредоточил на контроле за повседневной работой Сената, за правильностью и законностью разрешения дел, их своевременным прохождением, порядком в Сенате и т.п. Первое время генерал-прокурор прилагал немало усилий, чтобы навести в Сенате элементарный порядок. Коллегиальные решения были еще чужды сознанию самолюбивых сановников. Сенаторы не привыкли считаться с чужим мнением и уважать его, поэтому в сенатском собрании зачастую возникали ссоры, крики и брань, а иногда и драки. В связи с этим 16 октября 1722 года Ягужинский написал особое «предложение» Сенату, в котором просил сенаторов воздержаться от ссор и споров, «ибо прежде всего это неприлично для такого учреждения, как Сенат».

Постепенно генерал-прокурор занимает ключевое положение в государственном управлении. В.0.Ключевский писал по этому поводу: «Генерал-прокурор, а не Сенат, становился маховым колесом всего управления; не входя в его состав, не имея сенаторского голоса, был, однако, настоящим его президентом, смотрел за порядком его заседаний, возбуждал в нем законодательные вопросы, судил, когда Сенат поступал право или неправо, посредством своих песочных часов руководил его рассуждениями и превращал его в политическое сооружение на песке». [7] Генерал-прокурор оглашал в Сенате именные указы, выступал с законодательными инициативами, вносил в Правительствующий Сенат кандидатуры прокуроров и руководил нижестоящими прокурорами, осуществлял надзор за фискальной службой, отслеживал исполнение высочайших предписаний, осуществлял общенадзорную деятельность, мог ставить вопрос перед Сенатом о ликвидации пробелов в законодательстве. Собственно надзорная деятельность генерал-прокуратуры проявилась в описываемое время весьма слабо. Эпизодов официального обращения генерал-прокурора с протестами к Петру I не обнаружилось ни одного. В то же время генерал-прокуратура вела следственную деятельность, которая формально для должности генерал-прокурора предусмотрена не была. На основе следственной канцелярии генерал-прокуратуры в начале 1723 г. возникает Розыскная контора Вышнего суда. [8]

Читайте так же:  Срок действия мезотерапии

Указом от 11 мая 1722 г. была создана своего рода специализированная прокуратура во главе со светским чиновником — обер-прокурором центрального органа управления государственной православной церковью — Святейшего синода. В епархиях православной церкви, которые управлялись духовными консисториями, прокурорские надзорные функции возлагались на секретарей консисторий. Они назначались и увольнялись с должности Синодом по предложению обер-прокурора, находились в его непосредственном подчинении «как блюстителя законных постановлений по духовному ведомству» и были обязаны исполнять его предписания. [9]

2. РАЗВИТИЕ ПРОКУРОРСКОЙ СЛУЖБЫ ПОСЛЕ ПЕТРА I

При императрице Екатерине I и императоре Петре II роль и значение прокуратуры существенно снизились из-за проводимой ими политики, усиления роли других институтов власти, которые видели в прокуратуре ограничение своих полномочий. Прокуратура была самым бюрократическим элементом в правительственных коллегиальных учреждениях была прокуратура с генерал-прокурором при Сенате во главе; прокуратура была «оком государя», блюстительницей законов. Понятно, что она стесняла чиновную аристократию. Вследствие этого, как отмечает В.О. Ключевский, вскоре по смерти Петра случилось нечто неожиданное: в 1730 г. вдруг не оказалось ни генерал-прокурора, ни прокурора при Сенате, ни простых прокуроров при коллегиях, и никто не знал, куда они девались, хотя еще живы были люди, занимавшие эти должности; тогда, например, еще жив был бывший генерал-прокурор Ягужинский . [10]

Впоследствии, в период правления Анны Иоанновны, манифестом от 2 октября 1730 г. прокуратура была восстановлена. Произошло существенное развитие вертикали прокурорской власти — была усилена власть губернских прокуроров, на деле осуществлявших роль «ока государева» в регионах России. Однако вторично прокуратура была упразднена в регентство Анны Леопольдовны , когда в центральном управлении начал усиливаться чиновный элемент.

Екатерина II придавала должности генерал-прокурора исключительно важное значение. В 1764 году, при вступлении в должность генерал-прокурора, князь Александр Алексеевич Вяземский получил от императрицы собственноручно написанное ею «секретнейшее наставление», в котором не очерчивались какие-либо границы его служебных обязанностей, а давались принципиальные установки его взаимоотношений с Сенатом и сенаторами, обращалось внимание на те вопросы, которым он должен был уделить внимание в первую очередь. Так, например, императрица предложила тщательно следить за «циркуляцией денег» в государстве, досконально вникнуть в дело о «выписывании серебра», продумать вопрос об ограничении корчемства, в котором, по ее словам, столько виноватых, что пришлось бы наказывать целые провинции.

В отдельные периоды генерал-прокурор выступал не только как блюститель законов, но и как министр финансов, юстиции, внутренних дел. Особенно наглядно это проявилось во времена царствований Екатерины II и Павла I. Начиная же с 1802 года генерал- прокурор стал одновременно и министром юстиции.

В период царствования Екатерины II в значительной степени был усилен прокурорский надзор в провинции. Это связывают с принятием в 1775 г. «Учреждение о губерниях». Н адзор за правильным применением законов всеми официальными учреждениями — присутственными местами, как судебными, так и административными осуществляли губернские прокуроры, а также губернские стряпчие (в уезде те же задачи решал уездный стряпчий). Прокуроры и стряпчие, назначаемые Сенатом, состояли при судах. [11]

В 1862 г., Государственный Совет Российской Империи принял «Основные положения о прокуратуре», в которых определялось государственное назначение прокурорского надзора — «наблюдение за точным и единообразным исполнением законов в Российской Империи», определялись функции, полномочия и задачи прокуратуры. К их числу относятся: единство и строжайшая централизация органов прокурорского надзора; осуществление прокурорами возложенных на них полномочий от имени всей системы органов прокуратуры; осуществление «верховного» надзора в Империи Генерал-прокурором (он же министр юстиции); строгая подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим; несменяемость прокуроров; независимость прокуроров от «местных» влияний при принятии ими любого решения. [12]

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

История органов прокуратуры

Указ Петра I об учреждении
Российской прокуратуры

12 января 1722 года в соответствии с Именным Высочайшим Указом Петра I Правительствующему Сенату была учреждена Российская прокуратура — «Надлежит быть при Сенате Генерал-прокурору и Обер-прокурору, а также во всякой Коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-прокурору». При создании прокуратуры Петром I перед ней ставилась задача «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония».

Первым Генерал-прокурором Сената император назначил графа Павла Ивановича Ягужинского. Представляя сенаторам Генерал-прокурора, Петр I сказал: «Вот око мое, коим я буду все видеть».

Эта же мысль нашла свое отражение и в Указе от 27 апреля 1722 года «О должности Генерал-прокурора»: «И понеже сей чин — яко око наше и стряпчий о делах государственных». Указ также устанавливал основные обязанности и полномочия Генерал-прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчиненными органами прокуратуры.

С 1802 года институт прокуратуры стал составной частью вновь образованного Министерства юстиции, а Министр юстиции по должности стал Генерал-прокурором.

Судебная реформа 1864 года установила «Основные начала судебных преобразований», которые в части, касающейся судоустройства, определяли, что «при судебных местах необходимы особые прокуроры, которые по множеству и трудности возлагаемых на них занятий, должны иметь товарищей», а также констатировали, что «власть обвинительная отделяется от судебной».

В ноябре 1917 года высшим органом власти в стране — Советом Народных Комиссаров — был принят Декрет о суде № 1, согласно которому упразднялись существовавшие до революции суды, институты судебных следователей, прокурорского надзора, а также присяжной и частной адвокатуры. Их функции взяли на себя вновь созданные народные суды, а также революционные трибуналы. Для производства предварительного следствия были образованы особые следственные комиссии.

В мае 1922 года постановлением ВЦИК было принято первое «Положение о прокурорском надзоре», согласно которому в составе Народного комиссариата юстиции была учреждена Государственная Прокуратура. При этом на прокуратуру были возложены следующие функции:

  • осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных, частных организаций и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования нарушающих закон постановлений;
  • непосредственное наблюдение за деятельностью следственных органов дознания в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов государственного политического управления;
  • поддержание обвинения на суде;
  • наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.

В ноябре 1923 года была образована Прокуратура Верховного суда Союза ССР, которой предоставили широкие полномочия — право законодательной инициативы и совещательного голоса в заседаниях высших органов власти страны, а также право приостанавливать решения и приговоры коллегий Верховного суда СССР.

В июне 1933 года Постановлением ЦИК и СНК Союза ССР принято решение об учреждении прокуратуры Союза ССР, на которую возлагались, в том числе, дополнительные функции:

  • надзор за соответствием постановлений и распоряжений отдельных ведомств Союза ССР и союзных республик и местных органов власти Конституции и постановлениям правительства Союза ССР;
  • наблюдение за правильным и единообразным применением законов судебными учреждениями союзных республик с правом истребования любого дела в любой стадии производства, опротестования приговоров и решений судов в вышестоящие судебные инстанции и приостановления их исполнения;
  • возбуждение уголовного преследования и поддержание обвинения во всех судебных инстанциях на территории Союза ССР;
  • надзор на основе особого положения за законностью и правильностью действий ОГПУ, милиции, уголовного розыска и исправительно-трудовых учреждений;
  • общее руководство деятельностью прокуратуры союзных республик.

Утвержденное в декабре 1933 года «Положение о Прокуратуре Союза ССР» определило правовой статус Прокуратуры СССР как самостоятельного государственного органа. Прокуратура Верховного Суда СССР была упразднена. Прокурор Союза ССР назначался ЦИК СССР и был подотчетен ему, а также его Президиуму. Помимо этого Прокурор Союза ССР был подотчетен и СНК СССР. Это обеспечивало независимость Прокурора Союза ССР от каких-либо государственных органов и должностных лиц.

Первым прокурором Союза ССР был назначен Иван Алексеевич Акулов. В «Положении о Прокуратуре Союза ССР» были определены отрасли прокурорского надзора, ставшие традиционными: общий надзор, надзор за правильным и единообразным исполнением законов судебными органами; надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия; надзор за законностью и, правильностью действий ОГПУ, милиции, исправительно-трудовых учреждений. В Положении были определены система и структура органов прокуратуры. В качестве структурных подразделений в Прокуратуру входили военная и транспортная прокуратуры. Весьма обстоятельно были сформулированы функции центрального аппарата Прокуратуры СССР. Его главное предназначение заключалось в осуществлении руководства нижестоящими прокуратурами

Читайте так же:  Приставы заводского района г кемерово

путем издания различного рода указаний и распоряжений, созыва совещаний подчиненных прокуроров и следователей, проведение проверок деятельности нижестоящих прокуратур, получение регулярных отчетов об их деятельности. На Прокуратуру СССР возлагались функции по подбору, расстановке и воспитанию кадров прокуроров и следователей.

Проведение в жизнь «Положения о Прокуратуре Союза ССР» в существенной мере способствовало укреплению единства и строгой централизации органов прокурорского надзора. Конституция СССР, принятая в декабре 1936 г., впервые в истории конституционного законодательства вводит понятие высшего надзора за точным исполнением законов. Причем, эта прерогатива была отнесена к полномочиям только Прокурора Союза ССР (ст. 113).

Таким образом, в 1936 г. произошло окончательное выделение органов прокуратуры из системы юстиции в самостоятельную единую централизованную систему.

В годы Великой Отечественной войны деятельность органов Прокуратуры была подчинена общей задаче — победе советского народа над немецким фашизмом. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении», работа органов прокуратуры, как военных, так и территориальных, была перестроена на военный лад.

С целью укрепления трудовой и исполнительской дисциплины Указом Президиума Верховного Совета СССР в сентябре 1943 г. прокурорско-следственным работникам устанавливаются классные чины с выдачей форменного обмундирования. Одновременно вводится сравнительная градация классных чинов прокуроров и следователей, приравненных к воинским званиям.

Учитывая важное государственное и политическое значение деятельности органов прокуратуры и в целях повышения престижа, авторитета и влияния органов прокуратуры на обеспечение законности в государстве, Верховный Совет СССР в марте 1946 г. принимает Закон СССР «О присвоении Прокурору СССР наименования Генерального прокурора СССР».

Первым Генеральным прокурором СССР стал Константин Петрович Горшенин.

В мае 1955 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР утвержден такой важный законодательный акт как «Положение о прокурорском надзоре в СССР». Статья 1 Положения возлагает на Генерального прокурора СССР осуществление высшего надзора за точным исполнением законов всеми министерствами и подведомственными им учреждениями, а также гражданами СССР.

После того, как в 1977 году была принята новая Конституция СССР, Прокуратура Союза ССР приступила к разработке на ее основе Закона о Прокуратуре СССР, которому предстояло заменить утвержденное в 1955 году Положение о прокурорском надзоре в СССР. В соответствии с принятым в ноябре 1979 года Законом СССР о Прокуратуре СССР к основным направлениям деятельности прокуратуры было отнесено, во-первых, высший надзор за точным и единообразным исполнением законов, и, во-вторых, борьба с нарушениями законов об охране социалистической собственности; борьба с преступностью и другими правонарушениями; расследование преступлений; привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших преступление; обеспечение неотвратимости ответственности за преступление; разработку совместно с другими государственными органами мер предупреждения преступлений и иных правонарушений; координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями и иными правонарушениями и участие в совершенствовании законодательства и пропаганде советских законов. Законном устанавливалось право законодательной инициативы Генерального прокурора СССР и его ответственность и подотчетность перед Верховным Советом СССР, а в период между его сессиями – Президиуму Верховного Совета СССР.

В Законе также закреплялось, что органы прокуратуры составляют единую и централизованную систему — прокуратуру СССР, возглавляемую Генеральным прокурором СССР, с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим.

После распада СССР, в январе 1992 г., был принят новый Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». В дальнейшем в Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 г., в статье 129 был закреплен принцип единства и централизации системы органов прокуратуры.

В результате законодательных преобразований прокуратура Российской Федерации окончательно сформировалась структурно и функционально в самостоятельный государственный орган, не входящий ни в одну из ветвей власти.

В принятом Законе был упразднен надзор за исполнением законов гражданами, установлен запрет на вмешательство прокуратуры в хозяйственную деятельность, совсем иным стало содержание прокурорского надзора. Утвержден и последовательно проводится в жизнь приоритет надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Связь времен продолжается.

Сегодня выдвигаются новые требования к прокурорам и ставятся более сложные задачи. Масштабные реформы, реализация национальных проектов требуют нового качества прокурорского надзора с тем, чтобы правозащитный и правоохранительный потенциал прокуратуры реально способствовал развитию демократического правового государства.

В числе приоритетных направлений деятельности органов прокуратуры продолжают оставаться борьба с преступностью и коррупцией, защита прав и законных интересов граждан, обеспечение единства правового пространства страны.

В настоящее время органы прокуратуры придают важное значение своевременному информированию органов представительной и исполнительной власти всех уровней о состоянии законности, складывающейся в правоприменительной практике.

Именно в этом видится основное направление деятельности прокуратуры, от которой во многом зависит благосостояние и правовая защищенность граждан, безопасность и интересы государства.

Становление прокуратуры в Российской Империи

Славный и многотрудный путь российской прокуратуры начался почти три сотни лет назад в январе далекого 1722 года указом Петра Великого.
Предыстория появления этого указа такова. Петр I, отправляясь в Прусский поход, указом от 22 февраля 1711 года ввел вместо бывшей консилии министров новый Правительствующий сенат, главной задачей которого на первоначальном этапе было объединение местного центрального управления в единую государственную систему.

Второго марта того же года сенаторы были приведены к присяге в верном исполнении своей должности:

Первоначально Сенат возник как орган с монолитной структурой. В его внутренней организации различались только присутствия, куда входили весь личный состав и канцелярия. Однако в дальнейшем, ввиду того, что Сенат являлся высшим общегосударственным учреждением, имевшим исключительно широкое поле деятельности, возникла потребность в создании вспомогательных органов, которые должны были способствовать Сенату в осуществлении его функций.

С 1711 по 1722 год в Сенате появились прообразы будущей прокуратуры Российской империи: Расправная палата для расследования служебных преступлений и злоупотреблений и для контроля над местными чиновниками в области суда; обер-фискал для негласного надзора за нижестоящими учреждениями и должностными лицами, а также для защиты казенных интересов при судебных исках; генерал-рекетмейстер для приема и рассмотрения жалоб на центральные учреждения; позднее генерал-ревизор и штаб-офицеры гвардии. Однако все эти учреждения и должности не смогли решить единого и общего контроля над чиновничьим аппаратом в центре и на местах, более того, имели место даже злоупотребления самих наблюдателей.

В связи с этим 12 января 1722 года Петр Великий издал указ об учреждении прокуратуры:
«Быть при Сенате Генерал-прокурору и Обер-прокурору, а также при всякой коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать Генерал-прокурору».

Спустя несколько дней были введены должности прокуроров и при надворных судах. Государь, создавая прокуратуру, ставил задачу «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония».
Прокурорский надзор был распространен и на Правительствующий сенат. Прокурор контролировал финансовую отчетность и ведомости коллегий. В соответствии с указом от 18 января 1722 года «Об установлении должности прокуроров в надворных судах и о пределах компетенции надворных судов в делах и по доносам фискальским и прочих людей» прокуратура была поставлена над фискальскими органами.

18 января 1722 года Петр I назначил Павла Ивановича Ягужинского первым генерал-прокурором Сената.
Представляя сенаторам генерал-прокурора, император произнес крылатую фразу: «Вот око мое, коим я буду все видеть». Эту же мысль он повторил и в указе от 27 апреля 1722 года «О должности генерал-прокурора»: «И понеже сей чин — яко око наше и стряпчий о делах государственных».
Указ устанавливал основные обязанности и полномочия генерал-прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчиненными органами прокуратуры:

«Генерал-прокурор повинен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах, которые к сенатскому рассмотрению и решению подлежат, истинно, ревностно и порядочно, без потери времени, по регламентам и указам отправлял, разве какая законная причина к отправлению ему помешает, что все записывать повинен в свой журнал.
. Также должен накрепко смотреть, дабы Сенат в своем звании праведно и нелицемерно поступал.
. А ежели что увидит противное сему, тогда в тот же час повинен предлагать Сенату явно, с полным изъяснением, в чем они или некоторые из них не так делают, как надлежит, дабы исправили.
. И ежели в чем поманит, однако, каким образом ни есть, должность свою ведением и волею преступит, то, яко преступник указа и явный разоритель государства, наказан будет».

То, что выбор Петра I пал на Павла Ивановича Ягужинского, было вполне закономерно. Тот свободно владел несколькими иностранными языками, отличался красноречием и был наделен дипломатическими способностями. По приказу Петра он вел переговоры с королями Дании и Пруссии, участвовал в ряде конгрессов, часто сопровождая царя в его заграничных поездках.
Умный и деятельный, Павел Иванович умел жестко отстаивать свою позицию, за что светлейший князь Меньшиков «от души ненавидел его».
Находясь в должности генерал-прокурора, П. И. Ягужинский довольно быстро занял ключевые позиции в государственных делах. По существу, он был вторым человеком в империи после Петра I. Как писал известный русский историк В. О. Ключевский, генерал-прокурор стал «маховым колесом всего управления».

Царь не мог нахвалиться своим генерал-прокурором, не раз повторяя приближенным: «Что осмотрит Павел, так верно, как будто я сам видел». А 7 мая 1724 года, в день коронации императрицы Екатерины Алексеевны, П. И. Ягужинский был удостоен ордена Св. Андрея Первозванного.
Пост генерал-прокурора Павел Ягужинский сохранил вплоть до самой своей смерти в 1736 году, хотя при преемниках Петра I в полной мере познал как взлеты, так и падения. Во время «заговора верховников» был даже обвинен в измене и арестован, но из кратковременного заточения вышел еще более могущественным. Он достиг чина действительного тайного советника, был пожалован в сенаторы и обер-шталмейстеры. При императрице Анне Иоанновне даже получил титул графа и стал ее кабинет-министром.

Читайте так же:  Приказ на отпуск материалов на сторону

Однако в последние годы своего пребывания на посту генерал-прокурора Ягужинский несколько отошел от собственно прокурорских дел, чему в немалой степени способствовала и изменившаяся политическая обстановка.

«Новое дыхание» российская прокуратура ощутила при следующем генерал-прокуроре — князе Никите Юрьевиче Трубецком. Получив образование за границей, в молодости он состоял членом так называемой ученой дружины, объединявшейся вокруг знаменитого Феофана Прокоповича, который был одним из образованнейших людей своего времени и сразу же решительно поддержал преобразовательную деятельность Петра I. Трубецкой участвовал в военных кампаниях против Польши и Турции, дослужился до чина генерал-майора.
28 апреля 1740 года Н. Ю. Трубецкой был назначен генерал-прокурором и оставался в этой должности в течение 20 лет. Возглавил прокуратуру не в самое лучшее для нее время, так как преемники Петра I значительно ее ослабили. По его словам, он нашел, что «в сенатской конторе и ее многих коллегиях и прочих судебных местах, и в губерниях прокуроров почти никого нет, а в некоторых, малых, хотя и есть, токмо люди уж зело престарелые и к тому неспособные».

Преодолевая большие трудности, генерал-прокурор стремился подбирать себе «добрых и надежных помощников». Только после восшествия на престол дочери Петра Великого, Елизаветы Петровны, Н. Ю. Трубецкой получил все прежние «прерогативы верховной власти», что позволило ему значительно возвыситься.
Трубецкой был довольно жестким прокурором, искренне радея за государственные дела, он, при необходимости, смело опротестовывал решения Сената. От подчиненных ему прокуроров он требовал, чтобы они с «наиприлежнейшим трудом крепкое и неослабное смотрение имели» за всеми делами, решения «чинили по указам» и «безволокитно», а на все нарушения и отступления от закона делали вначале устный, а если не «возымеет действие», то и письменный протест.
По поручению императрицы Н. Ю. Трубецкой выступал иногда и в роли высшего судьи в государстве. Так, он председательствовал в комиссиях, судивших Б.-Х. Миниха, А. И. Остермана, М. Г. Головкина (1741), А. П. Бестужева-Рюмина (1759).
5 сентября 1756 года за вы дающиеся заслуги императрица произвела его в генерал-фельдмаршалы. В 1760 году Н. Ю. Трубецкой покинул высший прокурорский пост, став президентом Военной коллегии. Спустя три года вышел в отставку с «полным пансионом».
По мнению современников, Н. Ю. Трубецкой «видел падение многих своих милостивцев и благоприятелей, сам нередко участвовал в гибели их и, ловко соображаясь с переменой обстановки, всегда умел своевременно оставить ослабевшую и перейти на сторону усилившейся партии». Эти качества помогли ему в течение восьми царствований удерживать за собой посты в ряду «наиболее значительных государственных лиц».

Трудно назвать счастливой судьбу двух преемников Н. Ю. Трубецкого — Якова Петровича Шаховского и Александра Ивановича Глебова.

Князь Я. П. Шаховской, за плечами которого были Русско-турецкая война, посты генерал — полицмейстера и обер — прокурора Святейшего синода, пробыл в должности генерал-прокурора немногим более года. Указом от 16 августа 1760 года Елизавета Петровна поручила Шаховскому и Сенату содействовать ей в восстановлении в государстве «надлежащего порядка, правосудия, благосостояния и обильного добра». А 25 декабря 1761 года новый император Петр III отправил генерал-прокурора в отставку. И хотя Екатерина II вновь призвала Я. П. Шаховского на службу, назначив его сенатором, к исполнению прежней должности он не вернулся.

Александр Иванович Глебов также числил в своем послужном списке должность обер-прокурора Синода, прежде чем 25 декабря 1761 года Петр III назначил его генерал-прокурором Сената. Будучи очень дружен с императором, А. И. Глебов быстро занял прочное положение среди приближенных к монарху вельмож. Ему поручалась подготовка целого ряда важных узаконений. Он являлся одним из авторов известных манифестов: от 18 февраля 1762 года «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству» и от 21 февраля 1762 года об уничтожении Тайной канцелярии.

Как опытный царедворец генерал-прокурор А. И. Глебов тонко оценил обстановку во время дворцового переворота 1762 года, сразу же поддержав Екатерину II. Он обладал исключительными способностями и трудолюбием, поэтому Екатерина, хотя и знала о его дурных наклонностях и корыстолюбии, но оставляла на высшем прокурорском посту.
Более того, она поручила ему вместе с графом Н. И. Паниным руководство только что созданной Тайной экспедицией, занимавшейся всеми политическими делами. Однако вскоре положение Глебова при дворе заметно пошатнулось, чему в немалой степени способствовали сомнительные коммерческие сделки.
После проведенного расследования Екатерина II нашла, что он в этом деле оказался «подозрительным и тем самым уже лишил себя доверенности, соединенной с его должностью». Поэтому 3 февраля 1764 года А. И. Глебов был смещен с поста генерал-прокурора с предписанием императрицы «впредь ни на какие должности его не определять».

При пятом генерал-прокуроре князе Александре Алексеевиче Вяземском началась административная реформа Российской империи, затронувшая и деятельность прокуратуры.
3 февраля 1764 года Екатерина II, убедившись в исключительной честности князя Вяземского, назначила его генерал-прокурором. Она лично написала «секретнейшее наставление», в котором четко определила его обязанности. Императрица напоминала А. А. Вяземскому, что генерал-прокурор должен быть совершенно откровенен с государем, поскольку «по должности своей обязывается сопротивляться наисильнейшим людям», и в этом только власть императорская «одна его подпора». Она подчеркивала, что не требует от него «ласкательства», но «единственно чистосердечного обхождения и твердости в делах». Екатерина II предостерегала генерал-прокурора от ввязывания в интриги при дворе и предлагала иметь только «единственно пользу отечества и справедливость в виду, и твердыми шагами идти кратчайшим путем к истине».
А. А. Вяземский строго придерживался данного наставления и пользовался полным доверием императрицы, что позволило ему удерживать высший прокурорский пост в течение почти 29 лет. В отличие от своего предшественника, он деятельно руководил подчиненными ему прокурорами. При нем были введены в действие в 1775 году Учреждения для управления губерний, которые подробно регламентировали права и обязанности местной прокуратуры.

При проведении реформы 1775 года вся территория России была разделена на 40 губерний, в каждой из которых, помимо административно-полицейских, судебных, финансово-хозяйственных учреждений, введены и должности губернских прокуроров.
В области войска Донского, которая в определенной степени служила административной моделью для создающейся Черномории, будущей Кубанской области, указом Павла I от 11 июня 1800 года в штат войсковой канцелярии была введена должность войскового прокурора.
Приняв должность, войсковой прокурор, коллежский советник и кавалер Миклашевич отметил, что в войсковую канцелярию поступает огромное число дел, с которыми она при сохранении существующего порядка не в состоянии правильно разобраться. В конце августа 1800 года прокурором совместно с войсковым атаманом был составлен проект переустройства войсковой канцелярии.

В сентябре 1800 года подготовленный проект был рассмотрен Сенатом, вследствие чего издан указ от 2 сентября 1800 года, по которому при войсковой канцелярии учреждались три экспедиции: криминальных дел, гражданских и тяжебных дел, казенных дел. Указом от 8 октября 1800 года были введены еще три экспедиции: межевых дел, полиции и сыскное начальство.
Однако эти нововведения Павла I имели недолгую жизнь. Уже в 1802 году, по ходатайству войскового атамана М. И. Платова, войсковая канцелярия была вновь преобразована по образцу «Войскового гражданского правительства», хотя и не получила этого названия.
Председателем войсковой канцелярии являлся войсковой атаман, в ней также состояли два непременных члена и четыре асессора (по выбору). Последние избирались на три года.

Указом от 6 февраля 1804 года канцелярия войска Донского для удобства ведения дел подразделялась на три экспедиции: гражданскую, экономическую и воинскую.
Воинская экспедиция рассматривала все воинские дела: списки служащих и отставных, командированных на службу, уголовные дела воинских чинов, дела походной (атаманской) канцелярии.
Гражданская экспедиция рассматривала дела тяжебные, следственные, уголовные, крепостные, межевые и дела земской полиции.
Экономическая экспедиция ведала денежным сбором по войску, вела приходы и расходы, подряды, откупы, оборочные статьи, ревизские книги и всякие денежные отчеты. За решением дел в гражданской и экономической экспедициях наблюдал прокурор. Согласно п. 11 указа «за точным сохранением обрядов и закона особенно надзирает прокурор». В соответствии с утвержденным Александром I «Штатом канцелярии войска Донского» войсковому атаману полагалось жалованье по чину в размере 1500 рублей (всего «ему на стол» — 6000 рублей), непременным членам канцелярии — по 1800 рублей, асессорам — по 900 рублей. Прокурору было установлено жалованье в размере 750 рублей.
Все дела в канцелярии решались большинством голосов. По части воинской она подчинялась Военной коллегии, а по гражданской — Сенату (гражданские дела — Гражданской палате, уголовные — Уголовной палате).

На Кубани прокурорский надзор появился несколько позже, так как Екатерина II своей грамотой пожаловала Черноморскому казачьему войску «в вечное владение состоящий в области Таврической остров Фанагория со всею землею, лежащею по правую сторону реки Кубани от устья ее к Усть-Лабинскому редуту. » только 30 июля 1792 года.

Ю. ЛУЧИНСКИЙ,
профессор Кубанского государственного университета

По материалам книги «Прокуратура Краснодарского края» /Редактор–составитель Т.А. Василевская/. — Краснодар: ГУП «Центр информационного и экономического развития печати, телевидения и радио Краснодарского края», 2005.